×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Когда вы говорите «селф-имплойд» – я плачу: Артём Абленко о том, почему англицизмы – это коммуникационная катастрофа

Заимствованные слова в русском языке – тема не новая. Совсем. Но в виду технического, культурного, социального и экономического развития, различные фразы и выражения все больше внедряются в нашу речь и коммуникацию. А в 2017 году их стало так много, что становится трудно дышать. От переизбытка. Автор «Степи» попытался разобраться, почему этот факт ведет нас к лингвистической деградации, и как опасно злоупотребление англицизмами.

Вот так вот живешь себе спокойно, дышишь воздухом, ходишь на вечеринки, работаешь как проклятый, делаешь фото в инстаграм, куришь сигаретки и жаришь шашлыки, а потом одним прекрасным утром тебе говорят, что надо вызвать моппинг-леди, чтобы успеть клининг до прихода локейшн-менеджера, иначе он не заапрувит поинт и будет фэйл.

Нужны дополнительные 2-3 секунды, чтобы дать мозгу пропустить все эти слова через извилины, затем перевести и потом понять. И не то, чтобы я против заимствования иностранных слов, но подобные перспективы речевой коммуникации меня не только пугают, но и приводят к лингвистическому несварению информации.

А ведь это как вирус. Это быстро распространяется. Все чаще в моей ленте ФБ появляются очень талантливые и красивые ребята, у которых в строке «место работы» написано что-то невероятное. Возможно в свои 22 года я уже слишком стар, (супер стар, конечно же) чтобы так быстро улавливать такие явные тренды. Кто знает.

Но еще лучше спросить, кто знает, что такое - коммьюнити менеджер? Велбиин девелопер? Датабэйс апдейтер? Нетворкер? Когда я читаю эти волшебные названия, где-то в Заилийском Алатау плачет маленькая сайга Тильда.

А если писать все это по-английски, появляется вопрос, почему русский язык называют таким великим и могучим, если нет разумного перевода?

Но я столкнулся с другой стороной медали. Ясно, конечно, что заимствование - это абсолютно естественный процесс развития и движения языка . Так уж повелось, что технологии зовутся английскими словами, и люди, работающие в той или иной сфере, вполне могут иметь такие названия должностей для точности и конкретизации. Попытки русифицировать это приведёт только к казусам вроде «умнофон» - вместо смартфона. Звучит же глупо! И это понятно, но сайга Тильда все еще плачет.

Вот другой пример: если сказать - «санитарка» или «уборщица» – то перед тобой предстает образ пожилой дамы с ядовитым цветом волос, которая засучив рукава моет хлоркой туалет для дошколят в детском саду «Алтын Балапан». А вот скажи ты «клининг леди» или «оператор по моппингу» – и сразу все по-другому. Даже в резюме не стыдно написать.

Это вам не какая-нибудь тётя Шолпан с тётей Тамарой, которые на переменах чай пьют в коморках под лестницей, это вполне себе селф-имплойд и селф-мейд женщина, которая оказывает клининговые услуги, и хотя у нее только лишь ИП в ауезовском ЦОНе, может гордо писать стартап и создавать страничку в инстаграме. Чтобы комментарии постить и шэрить посты, эдак развить датабэйз клиентов. Это совсем другой уровень: восприятия, жизни и желаний.

А если окунуться в креативные индустрии, то там вообще можно с ума сойти. От красоты, конечно же. В большинстве случаев, такой манер разговора, где постоянно проскальзывают заимствованные слова, говорит о том, что собеседник – либо пускает вам пыль в глаза, либо неумело хвалится.

Скорее всего каким-то статусом. Вот она – редактор мечты. Вся такая контрибьюти эдитор, которая берет интервью у Баян Есентаевой и Мирославы Думы, летает на Биеналле и Триеналле, кушает макаруны и пьёт флэт-уайт. Она пишет средненькие материальчики, в которых миллион ошибок, но она знает, что есть шеф-редактор, который все это исправит. С матами, конечно, но все отправится в печать или на публикацию.

К глубокому сожалению, в русскоязычных изданиях, и чаще всего глянцевых, таких девушек и парней все больше, а качество материалов падает, растет лишь самолюбование. Причем, если действительно покопаться в значении профессии contribute editor, то с кофе и классными фотками в инстаграм там мало что связано.

В киноиндустрии еще больше заимствованных слов, которые в русском считаются русскими. Они пришли из латинской группы языков, и доминирует там французский: Régisseur, le doubleur, l’avant-garde, un souffleur, applauder - можно бесконечно продолжать этот список. Есть там некоторые фразы и словосочетания, которые не укладываются в голове. Вообще никак. Но это настоящие профессии, где за работу платят вполне реальные зарплаты, отчисляются пенсионные, и в трудовую книжку записывают без колебаний с печатью почетного учреждения.

Локейшн менеджер – что это такое? Мне пришлось даже вступить в диалог с друзьями киношниками, чтобы разобраться. Как оказалось, это такой подвид продюсера, который выполняет административные функции по поиску объектов и локаций для съемок. Я не поленился и нашел любопытную статистику.

В Голливуде средняя зарплата для начинающего локейшн менеджера – 17 тысяч долларов в месяц. И тут сигаретку закурил уже я, а Тильда как плакала с самого начала, так и не планировала останавливаться. Ребят, может быть мы не тем в жизни занимаемся, а?

В 2012 году, в университете, на межвузовской конференции по русскому языку, мне нужно было выступить с 3-минутной речью о том, что происходит с великим и могучим на данный момент. Очень мне хотелось рассказать про заимствованные слова в деловом русском языке, но моя профессор взглянула на меня, улыбнулась и попросила не увлекаться дурновкусием и взять что-нибудь другое. Оказывается, в профессиональных кругах филологов и лингвистов есть очень много шуточек про тех, кто пытается козырять специфическими словечками. Как вы понимаете, юмор там – совсем не добрый.

Но мы ведь с вами не злые люди. Вот я точно не злой и осознаю, что это было, есть и будет всегда. Ведь даже Пушкин когда-то попадал в подобные ситуации, но выходил из них с гордо поднятой головой.

«Шишков, прости, не знаю, как перевести…»

Можно спросить о наболевшем – зачем вообще прибегать к англицизмам и другим ...измам? Чем так плох родной язык? Ведь на нем проще изъясняться, контактировать и думать. Но если вы на работе в своей корпоративной переписке 50 раз в день просите attach the file, то это автоматически превращается в «зааттачить» и очень быстро внедряется в повседневное общение. Да, это, черт возьми, быстрее, чем заглядывать в подкорку мозга, чтобы подобрать похожий эквивалент на русском. Тебя ведь и так поймут, верно?

Но самое милое во всей это истории то, что все, кто используют заимствованные слова, чувствуют себя более уверенными, образованными, продвинутыми личностями, хотя,  это не всегда так.

Чтобы окончательно убедить вас в том, что русский не так уж и плох, можно прибегнуть к статистике исследовательского бюро W3Techs. Второй по популярности язык в интернете – русский. Первое место – у английского с умопомрачительным отрывом в 58,9%. И уже неважно, кто ты и чем занимаешься: уборкой, режиссурой, редактурой, разработкой приложений или просто пишешь письмо бабушке на день рождения. Ведь маленькая Тильда уже не плачет. Ей пора на шугаринг, чтобы успеть на спиид-дэйт, а там мейк-ап, груминг и юбер до назначенного кофе-шопа.


P.S.: Во время написания этого материала корректор текстового редактора подчеркнул 43 слова жирной красной линией. И это по-настоящему жутко.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe