Болезнь Паркинсона это второе по частоте неврологическое заболевание после болезни Альцгеймера. В 2016 году в мире насчитывалось 6,1 миллион людей с этим диагнозом, а в 1990 году их было 2,5. По оценке нейрохирурга Чингиза Шашкина, в Казахстане около 27 тысяч людей живут с этим диагнозом и цифра ежегодно увеличивается на 1300 человек.


Чингиз Сакаевич активно занимается развитием функциональной нейрохирургии в Казахстане. «Это нейрохирургическое лечение нарушенных функций. Например, нарушение движений, в том числе болезнь Паркинсона, дистония и гиперкинезы. Также я занимаюсь лечением спастических состояний и хирургией боли». Благодаря своей деятельности, в прошлом году Чингиз Сакаевич стал одним из победителей проекта «100 новых лиц Казахстана». Мы задали несколько вопросов нейрохирургу о болезни Паркинсона и доступных методах ее лечения.


— 27 тысяч — это большая цифра для Казахстана?

Это среднее количество. Очень часто болезнь встречается в странах, где много пожилых людей (в Японии или Европе). Почему эта цифра растет? Если раньше у нас средняя продолжительность жизни в стране была 63 года, то сейчас 72, а в группу риска попадают люди старше 65 лет.

— Можно ли предупредить болезнь Паркинсона?

Это очень коварная болезнь, которая может подкрасться незаметно и «зацепить» любого. Регулярная физическая, умственная активность и исключение различных токсических факторов (выхлопные газы, жизнь в промышленной или аграрной зоне — прим. ред.) могут предотвратить появление этой болезни. Второй фактор — стрессы. Нужно пить много воды, есть качественную еду и не нервничать.

Ученые выяснили, что те люди, которые пьют кофе, реже болеют болезнью Паркинсона. Но злоупотреблять тоже не нужно (чашка в день).

— Какие первоначальные симптомы сопровождают болезнь?

Симптомы появляются за 15-20 лет до начала прогрессирования болезни. У человека может быть нарушение сна, обоняния, кишечные проблемы, моторные симптомы (негибкость, медлительность), проблемы с настроением (недостаток дофамина). Если есть такие симптомы, стоит обратиться в специализированный центр. Болезнь прогрессирует очень медленно и с ней можно ходить годами.

— Какие методы лечения доступны в Казахстане?

Все три метода: медикаментозный, нейрореабилитация (двигательная и психологическая) и нейрохирургия. К сожалению, в Казахстане не все пациенты знают о хирургическом методе лечения и о том, что его можно получить бесплатно.

Мы единственная страна в Центральной Азии, которая владеет технологией глубинной стимуляции структур головного мозга — DBS.

Несмотря на то что девайсы, которые мы устанавливаем пациентам, очень дорогие (один стоит более пяти миллионов тенге), нужно продолжать делать операции и развиваться в этом направлении. Благодаря этому спросу произойдет расширение рынка и цена упадет.

В среднем, чтобы покрыть потребность больных в Казахстане, мы должны делать 480 имплантаций в год. Сейчас же мы делаем только десять процентов этой работы.

Что касается медикаментозного лечения, пациентам бесплатно выдаются только медикаменты казахстанского производства. С одной стороны, это хорошо, а с другой — бывает, что пациенту назначены совершенно другие препараты. Пациентов ограничивают в выборе и им приходится покупать медикаменты самостоятельно.

Важно понимать, что людям также нужна психологическая поддержка. Вместе с общественным объединением «Общество двигательных расстройств – Евразия» мы запустили проект «История моей болезни», в рамках которого пациенты могут прийти и рассказать о своей болезни. Также есть проект «Школа Паркинсона», в которой паркинсоновцы общаются и поддерживают друг друга.

— Какие пациенты к вам обращаются?

По статистике женщины заболевают болезнью Паркинсона чаще, так как они больше подвержены стрессу. В среднем, ко мне обращаются женщины под 60 лет (трудоспособного возраста) с жалобами на продвинутую стадию болезни. В шести из десяти случаев это жители сельских регионов, зачастую в состоянии депрессии.

— Болезнь подразумевает полную неработоспособность?

Да. Из-за этого пересматриваются многие показания к хирургическому лечению. По современным показаниям нужно оперировать уже людей-инвалидов, которые покинули место работы, но операции могут «удалить» до 90% всех симптомов. В Европе уже задумываются об оперировании в более раннем возрасте, чтобы продлить трудоспособный возраст человека. В Казахстане же пациенты приходят уже на запущенной стадии болезни: долгое время их неправильно лечат местные врачи и только потом отправляют к нам.

Человек, которому была установлена система DBS в 1987 году, до сих живет. Конечно, сам стимулятор за это время сменили на более современный, но такое лечение может длиться всю жизнь.

— Достаточно ли в стране нейрохирургов?

Кадров в отделении неврологии и нейрохирургии у нас мало. Неврологов должно быть раз в десять больше, чем нейрохирургов. Болезней много и очень сложно всех их изучить. Поэтому сейчас медицине наблюдается тренд на узкую специализацию. Например, есть врачи, которые изучают только болезнь Паркинсона или отдельно болезнь Альцгеймера. У нас же старая система: невролог должен знать все, а это невозможно. Еще среди кадров есть проблема в незнании английского языка. Тем не менее я считаю, что у Казахстана очень большой потенциал в нейронауке.


Читать далее: Что такое болезнь Гоше?