Сегодня в Алматы и Астане в ограниченный прокат выходит фильм-призер 75-го Венецианского кинофестиваля и завершающая часть трилогии об Аслане – картина «Река» режиссера Эмира Байгазина. 

Художественный фильм рассказывает о пяти братьях, растущих вдали от цивилизации, чья жизнь меняется после визита городского гостя.

  1. Вы сыграли большую роль в моей жизни. Девушка, которую я пригласил на закрытый показ «Уроков гармонии», стала моей супругой. Не боитесь ли вы как кинохудожник влиять на жизни людей?

    Почему бы и нет? Любой художник рад влиять на сознание людей. Даже если это влияние продлится до конца фильма, выставки или концерта. Вам и вашей семье желаю счастья. Приятно, когда то, что ты делаешь, объединяет или просто сводит людей вместе.

  2. Не кажется ли вам, что пока вы снимаете фильмы о Центральной Азии, вы остаетесь интересным западной публике? Не востребованы ли вы как производитель контента только тогда, когда беретесь за определенные темы и страны?

    Можно я отвечу проще? Я занимаюсь тем, что поднимает мне настроение и тем, в чем я разбираюсь. Для меня одинаково интересен зритель, живущий на любой точке земного шара. Он приходит в зал, а я делюсь с ним своими мыслями. С этих чувств и намерений принимаюсь за новую работу. Вы правы, этих людей больше в других странах, и благодаря соцсетям сегодня я получаю от них фидбэк. Это тоже радует. Картина «Река» в скором времени выйдет в прокат в нескольких странах. Позже расскажем об этом.
                                                                                                                                                                                         

  3. Почему вы снимаете фильмы о Казахстане, а вдохновляетесь Мунком, Марком или Бетховеном? Потому ли, что отсылки к последним не подвергнут критике. Почему Казахстан остается для вас всего лишь материалом, который «оживает» благодаря прикосновению «высокой культуры»?

    Еще я вдохновляюсь хорошей погодой в Алматы, когда пройдет дождь, а потом становится ясно. Как в песнях Шамши, также меня вдохновляет звучание домбры Мамира. Это казах из Китая. У него замечательный альбом. Звучит как казахское кантри. Мне хотелось бы, чтобы об этом исполнителе знали больше.

  4. Благодаря вашим фильмам очень узкий, но очень важный круг людей из разных стран мира узнает о Казахстане. Не считаете ли вы, что ведете какую-то более возвышенную войну за признание страны?

    Можно называть это как угодно. Определений и объяснений много. Выбирай, какое бодрит тебя покрепче. Иногда радует то, что люди, которые еще не родились, однажды могут посмотреть на то, что ты делал, когда был молодым. Кажется, что ради этого стоит жить.

  5. Считаете ли, что ваше творчество это новый отсчет для казахстанского кинематографа? Отрицаете ли вы преемственность, когда говорите, что никому не подражаете?

    Так или иначе, я и мое поколение авторских режиссеров приняли преемственность от наших старших коллег — «казахской новой волны». У этих авторов есть прекрасные работы. Касательно нового отсчета, думаю, да. В 2013 году картина «Уроки гармонии» вошла в конкурс Берлинале, международное киносообщество стало активнее говорить о новом авторском кино Казахстана.

  6. Я однажды словил себя на мысли, что ваши фильмы возвращают нас в эпоху до появления интернета и соцсетей? Можно ли назвать ваше творчество реакцией против «шума», инстаграма и хайпа?

    В информационном цунами, в котором мы пребываем сегодня, свои плюсы и минусы. Главное — не отравиться. Стараюсь на многие вещи смотреть позитивно. С развитием технологий даже кинематограф можно больше развивать как вид искусства. Ты более свободен, мало что ограничивает. Большое поле для экспериментов. Даже Бергмана раздражала неповоротливость технологического процесса своего времени.

  7. Что вам как режиссеру не понравилось и понравилось в картине Дворцевого «Айка»?

    В картине «Айка» мне понравилась Самал. Особенно ее голос. Служить кинопроекту так долго — это заслуживает большого уважения.

  8. При создании фильма какая часть работы вам больше всего доставляет удовольствия, а от чего вы напрочь отказались бы?

    Признаюсь, иногда я не люблю съемки. Особенно в конце съемочного процесса. Все устают, теряют внимание, забывают о мелочах. Даже мне хочется поиграть в футбол. Еще я не люблю, когда долго ставят свет. Шакен Айманов, я слышал, справлял это время ожидания с домброй. Это хорошая перезагрузка. Иногда я думаю привезти колонку и подключить электрогитару, но ближе к съемкам эти веселые идеи улетучиваются.

  9. Когда вы планируете порадовать зрителя новой работой? Значит ли это, что вы закрыли трилогию, и начинается новый отсчет в творчестве Эмира Байгазина? Чувствовали ли, что надо поставить жирную точку фильмом «Река» и перейти на новый уровень?

    У меня совершенно одинаковое отношение к каждой части трилогии. Выделять какой-то из этих фильмов для меня бессмысленно. Но мне всегда была важна духовная эволюция трилогии. Заключительную часть видел как притчу. Было бы скучно для меня делать последнюю часть трилогии социальной. Успех фильма и отличная международная пресса убеждают в правоте моего выбора. На уровне сценария Министерство культуры поверило и поддержало этот проект. Успехи картины радуют их сегодня.

  10. Я знаю, что вы сняли клип для казахстанской певицы Aigül. Это дополнительный способ заработка, хобби или вы устали от съемки фильмов?

    В первую очередь, Айгуль очень близкий мне человек. Мы проводили очень много времени когда-то. Я слышал первые ее наброски, которые мне сильно понравились. Мало у кого есть такое чувство мелодии. Она училась в Оксфорде и у нее прекрасное чувство английского языка. Я хочу, чтобы она написала много песен. Не снять ей видео было бы для меня преступлением.

  11. Благодаря гранту от Голливудской ассоциации международной прессы вы смогли провести длительное время в Лос-Анджелесе. Как вам опыт? Что интересного из этого почерпнули и как Америка влияет сегодня на вас как художника?

    Это совершенно другая Вселенная. Особенно Лос-Анджелес, где можно в аренду взять 16-мм камеру и снять что-то на пленку. В этот же день распечатать и оцифровать. И тоже очень удивился, увидев столько там бездомных людей.  

  12. Мне известно, что фильм «Река» участвовал в конкурсной программе Торонто и Токио. Многие из нас в качестве простых обывателей больше всего наслышаны о кинофестивале в Венеции.

    Было большой неожиданностью и радостью, что наш фильм приглашают в конкурсные программы Торонто и Токио. Они настроены на мировые премьеры, но «Реке», как заключительной части трилогии, сделали исключение. Мировая премьера «Реки» прошла в Венеции. Я не мог остаться в Венеции до конца фестиваля и улетел в Торонто, поэтому на церемонии награждения отсутствовал. В целом я рад этой комбинации: Венеция, Торонто, Токио.

  13. Сняты ли ваши картины только на казахстанские деньги? Как проходит процесс поиска финансирования? Вы сами занимаетесь этими вопросами?

    В первую очередь, я рад, что мои проекты поддерживает моя страна. А также другие страны, когда видят в них художественный потенциал. Это говорит о большом доверии, которому я благодарен. Стараюсь сохранять его успехом каждой своей новой картины.

  14. Расскажите побольше о вашем продакшене. Кто там работает, какие цели ставятся на ближайший год?

    В моем продакшене люди разных возрастов. Все они неравнодушны к творчеству и очень верны моим проектам. Кто-то приходит на мой продакшен набраться опыта и я стараюсь не отказывать. Что касается целей, то на сегодня готовимся к новому проекту. Скоро объявим всеказахстанский кастинг. Кто хочет поработать на проекте, может написать моим ассистентам, ведущим аккаунты Emir Baigazin Production. В свободное от кино время печатаем фотографии. Иногда я делаю это один, запираясь в темноте на длительное время, которое начинает протекать иначе. Одно из самых приятных для меня времяпрепровождений.

  15. Чему должны учиться начинающие кинорежиссеры, если хотят пойти по вашим стопам?

    Cлышать себя, а также иметь желание творить. Остальное приложится. Очень важно не искать виноватых. Не обращать внимания на трудности, отсутствие возможностей, на недоброжелателей, слухи, сплетни и делать только то, что поднимает твое настроение. Не сходить с оси и не терять ритма. Собственного ритма. Тогда Вселенная тебя услышит.