Исламизация и феминизация – глобальные тренды, которые сегодня оказывают влияние на социокультурное развитие человечества и трансформируют положение женщин в современном обществе. Особенно это актуально для Евразии, где роль женщины исторически обуславливалась определенными культурными особенностями региона.

Чтобы понять, какие они женщины России и Центральной Азии, и как культурно-религиозные особенности и исторические события повлияли на них, давайте обратимся к некоторым фактам из истории прошлого века. Несмотря на патриархальный строй общества женщины принимали активное участие в политической жизни, передовых отраслях экономики и развитии науки, следовательно, истоки феминизации можно было наблюдать уже тогда.  Так, например, в 1917 году первым министром женщиной стала Александра Коллонтай, а первой шариатской женщиной-судьей, одной из 6 кади духовного управления мусульман России была назначена Мухлиса Буби. Тогда же Временное правительство России предоставило женщинам избирательное право, тогда как в Швейцарии подобное решение было принято только в 1971 году.

Во времена Великой Отечественной войны около миллиона женщин проявили настоящий героизм, участвуя в военных действиях и осваивая «мужские» профессии и специальности.  Не стоит умалять значения заслуг женщин в тылу и постоянной поддержки жизнеспособности государства СССР, что в целом говорит об их большом вкладе в победу и роли в защите Отечества в такой сложный период как война.

Женщины оказали влияние на развитие науки в регионе в самых различных ее сферах от ракетостроения до микробиологии и освоения космического пространства – в 1963 первой в мире женщиной-космонавтом стала Валентина Терешкова.

Сегодня по уровню образования страны Евразии занимают ведущие позиции в мире: согласно статистическим данным, число студенток составляет более 50% от общего количества всех абитуриентов по всем странам региона, за исключением Узбекистана и Таджикистана, где этот показатель составляет чуть более 38%.

Уровень занятости женщин в странах региона значительно выше европейских показателей: он составляет 66,6% в Казахстане, в то время как занятость женщин Европы в среднем 51–53%.

Согласно статистике Всемирного банка, доля мест, занимаемых женщинами в национальных парламентах, в странах постсоветского пространства варьируется от 15,8% (Россия) до 27,1% (Казахстан), что в среднем составляет около 20%, тогда как в Евросоюзе средний показатель равен 30%. Однако остро стоит вопрос оплаты труда, учитывая, что в регионе средний заработок женщины составляет лишь 60–80% от средней заработной платы мужчин.

Несмотря на то, что начало процесса феминизации в отдельных сферах общественной жизни стран Евразии было положено даже раньше, чем в Европе, и женщины имели и имеют доступ к образованию, государственной службе и участвуют в социально-политической жизни стран, многие проблемы остаются нерешенными.

Открытыми вопросами для женщин Евразии остаются доступ к высокооплачиваемым рабочим местам, руководящим позициям и социальная незащищенность.

Параллельно с феминизацией мы можем наблюдать еще один тренд – исламизацию региона, который, хотя исторически и является частью исламского мира, имеет свои уникальные региональные особенности: после распада Советского Союза сотни этнических групп, более 200 миллионов населения России и Евразии, начинают осознавать свои религиозные корни.

По данным исследования Института исследований развивающихся рынков Московской школы управления Сколково о развитии исламской экономики в Евразии, в регионе проживают около 85 млн мусульман, которых связывает общее советское прошлое. По суммарным показателям это больше, чем исламское население Малайзии и Саудовской Аравии. Мусульмане стран Евразии воспринимают ислам как часть этнокультурной традиции.

Уже с 1905 года в регионе шла активная пропаганда женской свободы и эмансипации. Под национальным возрождением и укреплением ислама понималось обеспечение женского образования и более активное участие женщин в общественной и политической жизни.

Женщины в исламе по-разному воспринимают женское лидерство и успех. Это в основном связано с их долгом создавать семью, вести домашнее хозяйство. Общественное принятие их лидерства зависит от одобрения со стороны отца, брата или мужа. Профессиональное признание и успех не должны быть в ущерб семье и воспитанию детей.

В исламских общинах на Востоке и на Западе нормы шариата по-разному соотносятся со светским законодательством и регулируют разные стороны общественных отношений. Эта проблема актуальна и для Евразии, где населению, исповедующему ислам, необходимо уметь поддерживать баланс между светским образом жизни и религиозными обычаями.

Теперь, когда со всех экранов ведется пропаганда феминизации, а региональный тренд исламизации доминирует в социальных кругах, где же женщины Евразии могут найти свой баланс?

С одной стороны, если они профессионалы своего дела, образованы, независимы, но при этом не имеют мужа и детей, то они никогда не будут образцами для подражания. Независимо от того, насколько они признаны в своей профессиональной сфере.

С другой стороны, женщины, которые являются домохозяйками, прекрасными матерями, вызывают сочувствие у окружающих как нереализованные в карьере и зависимые от мужчин, несмотря на их личные качества и достоинства. При этом, они могут заниматься определенной социальной деятельностью: сектор МСБ, ведение блогов, образование и т. д. Примечательно, что ни один из этих видов занятости не обеспечивает женщинам финансовой независимости. Это можно назвать хобби.

Как отмечает Мишель Обама в своей книге «Становление», «женщины не могут иметь всё и всегда». Мусульманские женщины в особенности. Однако это не совсем верно по отношению к евразийским женщинам, идущим своим путем к самореализации. Эта особенность связана с пониманием своих традиций и этнической принадлежности.

Большинство населения стран Евразии, к примеру, имеет корни тюркских народов, которые были кочевниками. Исторически сложилось, что женщины кочевых культур были более вовлечены в социальную жизнь общины и имеют успешный опыт борьбы за свои права. Женщины вместе с мужчинами участвовали в постоянных кочеваниях, племенных войнах и коалициях, поддерживая своих мужчин. Некоторые даже принимали активное участие в политике и сопровождали своих воинов во время битв, как описано биографами Чингисхана и Амира Тимура.

Кроме того, постоянный обмен между Востоком и Западом идеями, учениями и товарами вдоль Великого Шелкового пути способствовал формированию самобытного образа жизни.

Наши предки взяли лучшее из культурного симбиоза Востока, Запада, Севера и Юга и привнесли это в свой быт. Женщины-лидеры Евразии были известны своей силой, мужеством, волей, преданностью: Томирис, Тайдула, Гаухаршад, Махлар-аим (Надира), Курманжан Датка, Сююмбике и многие другие.

Женщинам Евразии не следует слепо придерживаться модных трендов феминизма и исламизации, это пересечение идей не должно привести к утрате их идентичности. Сложившуюся ситуацию следует рассматривать не как выбор, а шанс, возможность обогатить нашу культуру.

Как наши прабабушки, мы должны взять лучшее от этих трендов: образование, самореализация и определение профессиональной компетентности от глобальной феминизации, а также священность женских тел и материнство - от ислама. 

Нас достаточно, чтобы самим устанавливать баланс между нормами шариата и светским образом жизни, а не идти по пути других народов.

Феминизация и исламизация являются глобальными трендами, в то время как у нас есть собственный культурный код, наши сильные корни, чтобы противостоять ветрам перемен, которые пришли в нашу часть мира. И тогда они будут улучшать и обогащать нас, а не ослаблять.