×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Два в одном: Тренер по смешанным единоборствам в халате ЛОР-врача

Рассказываем, как Арман Амренов, который мечтал попасть на Олимпиаду в Пекине, стал доктором и тренером по ММА.

Амренов Арман работает ЛОР-врачом в двух медицинских центрах и тренером по джиу-джитсу и смешанным единоборствам в Алматы. Семь лет он учился на семейного врача в КазНМУ имени Асфендиярова, полгода — на ЛОР-а в Казахстанском медицинском университете непрерывного образования и еще полгода — на врача лучевой диагностики в Высшей школе общественного здравоохранения. Арман рассказал о том, как сложилась его спортивная карьера, почему он начал тренировать на третьем курсе и почему он, борец из Талдыкоргана, выбрал медицину.



— Арман, расскажите о вашем детстве

После моего рождения мать с отцом развелись и меня отправили в аул к бабушке и дедушке с материнской стороны. Они стали для меня настоящими родителями. Дедушка был строгим, суровым и немногословным. Он был потомком Кайнар-батыра, народным депутатом КазССР и костоправом. Бабушка была учительницей начальных классов. Благодаря ей я научился читать в три года и до шести лет прочитал половину домашней библиотеки, это, как минимум, книг 100-150. Конечно, неприятно, когда родители разводятся, но это стало для меня счастливым билетом.

Я ничего не имею против, но если бы не бабушка с дедушкой, я был бы физически слабым, городским мальчиком, который не знает свой язык, культуру и быт.

В 2000 году мы с мамой переехали в Талдыкорган. Я поступил в школу-лицей экономики и бизнеса №24. Учеба там начиналась в восемь утра и длилась до пяти вечера каждый день, поэтому я не мог посещать секции. В то время я любил фильмы с Брюсом Ли и Стивеном Сигалом. Наверное, поэтому в пятом классе я начал бегать по утрам, прыгал на скакалке, занимался на турниках и брусьях три раза в неделю. В седьмом классе я хотел заниматься айкидо, как Сигал, но этой секции в городе не было и я записался кикбоксинг. Занимался около полугода, выступал не совсем удачно, а в 9 классе начал заниматься вольной борьбой. В то время в Талдыкоргане все занимались боксом или борьбой, процветал криминалитет. Я участвовал на олимпиадах, но был буйным ребенком, с поведением было плохо.

В конце десятого класса дедушку парализовало и я начал за ним ухаживать. Через семь месяцев он скончался во время операции. Это меня изменило: я прекратил общение с друзьями-хулиганами, переключился на учебу, решил стать доктором и выбрал биологию.

Я никогда не думал, что стану врачом. Мама хотела, чтобы я был хирургом.

На ЕНТ я набрал 110 баллов из 120 и готовился поступать в Германию по программе «Болашак». Прошёл два тура, но понял, что если уеду, не смогу заниматься спортом. А я мечтал поехать на олимпиаду по греко-римской борьбе в Пекин. Тогда решил остаться и подал документы в КазНМУ имени Асфендиярова.

 


— Как изменилась ваша жизнь с началом учебы в медицинском?

Поначалу я не успевал ходить на тренировки, но с утра бегал и занимался со жгутом: имитация борцовских приёмов, работа над силой рук и ног. Учеба была изнурительная и интенсивная, с восьми утра до семи вечера. Со второго месяца я начал тренировки по греко-римской борьбе. За десять минут до начала тренировки, в 17:50, я отпрашивался с пар и бежал в спортивный павильон университета. Ещё через полтора месяца начал заниматься в спорткомплексе «Достык» с казахстанской мужской сборной по греко-римской борьбе. Мне было 18 и попасть в сборную я практически не мог — для этого нужно выиграть чемпионат Казахстана. Но ради опыта и развития занимался с теми, кто сильнее и опытнее. Так я продолжал тренироваться и тут, и там, а с 2010 года в ночное время работал санитаром в скорой помощи. Надолго меня не хватило. За 10 месяцев сильно похудел и решил бросить работу.

До 22 лет я не ходил в кино, клубы, рестораны, кафе и толком не встречался с девушками.

— На что вы жили?

До конца второго курса я работал телохранителем. По началу не хотел работать так, но без денег не мог ездить на соревнования в другие города, покрывать расходы на питание и экипировку. Тогда мои друзья: чемпионы и борцы, которые работали телохранителями, настояли на том, чтобы я присоединился к ним.

В 2010-2011 я работал на скорой помощи. Потом около года — спортивным врачом и тренером в спортивном комплексе «Алматы».

 

— Почему ММА?

В Казахстане спорт делится на олимпийский и неолимпийский виды. Греко-римская борьба, которой я занимался, относится к первому. Начав тренировки, я показывал неплохие результаты, участвовал в соревнованиях. На Чемпионате Казахстана в 2012, к которому я долго готовился, меня засудили и я проиграл.

Характер у меня был буйный, я снял свою борцовку, бросил на ковер и сказал, что больше никогда не буду заниматься борьбой.

В то время параллельно с греко-римской борьбой я ходил на тренировки по джиу-джитсу и смотрел бои без правил. Моим тренером был Тлеумбетов Канат, который на тот момент был старшим тренером сборной Казахстана. В джиу-джитсу были бокс, борьба, болевые удушения и у меня была физическая сила, что позволяло выигрывать. После, Микаил Надиров — мой промоутер и менеджер, начал организовывать бои.

Дальше начались травмы. Любой спортсмен должен воспринимать их как часть спорта и любить, и не ломаться внутренне, даже если это перелом. К примеру, на втором курсе у меня был перелом голеностопа. Около десяти дней нога была в гипсе, потом я снял его и, прыгая на одной ноге, пошел на тренировку. Через месяц нога зажила, а через полтора месяца я выиграл чемпионат Казахстана по рукопашному бою.

 

— Как и когда вы начали тренировать?

Я начал тренерскую деятельность на третьем курсе из патриотических чувств. Мне было стыдно, что на мировой и азиатской арене нет известных бойцов из Казахстана. В этом плане на меня сильное впечатление произвел Кавказ, где мужчина, который не занимается спортом, не считается полноценным мужчиной. Я рассказал двоим друзьям, что хочу тренировать. Мы договорились с администрацией университета и арендовали зал, чтобы заниматься ММА и джиу-джитсу.

 

 


Поначалу тренировал бесплатно, потом понял, что не могу платить сам ежемесячную аренду и начал тренировать на платной основе. На мои занятия начали приходить парни со всех городских районов, на тот момент не было хороших тренеров, а меня знали многие сверстники. Через полтора года я арендовал зал побольше и открыл профессиональный бойцовский клуб «Намыс».

Грэпплинг – боевое искусство, включающее в себя преимущественно борьбу на земле

В 2011 году мы с командой из 20 человек выступили на первом Чемпионате Алматы по грэпплингу и заняли первое место. Это стало одним из моих первых достижений как тренера.

 

— Кажется, ваша спортивная карьера отнимала много времени и занимала центральное положение в вашей жизни. Почему вы не бросили университет?

Мысль бросить университет посещала меня каждый день почти до четвертого курса. Было тяжело тренироваться и учиться. Спортсмены, которые тренировались со мной, отсыпались днем, а я учился. С университета нас отправляли в разные больницы. К примеру, в ГРЭС, Талгар или Каскелен. На каждое соревнование уходит около недели: поездка, весогонка, жеребьевка, весы, два дня выступлений и дорога обратно. Занятия приходилось пропускать. Пару раз я лишался стипендии, а когда стал Чемпионом Казахстана по ММА в 2012 году, обо мне заговорили. С тех пор преподаватели начали относиться мягче, давали возможность отрабатывать пропуски.

Мать настояла на том, чтобы я окончил университет. К тому же, я подумал о том, что скажут люди, да и гордость не позволила.

— Что вы делали после окончания учебы?

После окончания университета в 2014 году я уехал в Талдыкорган, там меня уже ждала работа врача и тренера. Я стал старшим тренером области по джиу-джитсу и вышел на работу в центральную районную больницу. Отработал десять месяцев и поехал на учёбу в Алматы. После уехал работать врачом по контракту в Уральск. Там, параллельно основной работе, занимался перепродажей машин и держал несколько магазинов в алматинском Car City. Вложил все свои сбережения в криптовалюты, различные финансовые пирамиды и посчитал, что нет надобности работать, разорвал контракт и уехал в Алматы. Я решил, что не буду работать врачом, потому что зарплата не стоит труда, который нужно вкладывать. Через полгода я потерял все деньги.

В конце 2016 года я устроился на работу врачом. Работал сначала полдня, потом втянулся и вышел на полную ставку. Так я вернулся в медицину. До этого я не видел тут возможностей, а теперь планирую поступить на резидентуру. Хочу получить степень доктора наук и стать одним из лучших оперирующих хирургов в Азии. На это мне нужно около десяти лет. Конкуренции достаточно. Главное, что голова и руки работают. Помимо этого, хочу открыть спортивную академию.

 

— Кого вы сейчас тренируете?

На данный момент у меня профессиональная команда KazFighters из 30 человек и такая же группа новичков. Я тренирую парней страше 13 лет, с детьми пока не занимаюсь.

У меня тренируется чемпион мира, профессиональный боец ММА Бакытов Азамат. Я начал тренировать его с нуля, довёл до звания мастера спорта международного класса и в этом году он стал чемпионом мира по грэпплингу. Ещё у меня есть два чемпиона Азии: Кенесбек Нуржан по рукопашному бою и Сарсенбек Айтон по ММА. И около десяти чемпионов Казахстана.

 


— Как проходят ваши будни?

Я встаю в шесть утра. Час тренируюсь. С восьми утра до 7-8 вечера я на работе. После работы иду в зал тренировать. В десять вечера освобождаюсь и у меня есть пару часов на встречи с друзьями. Около двенадцати ночи я засыпаю. В месяц у меня две субботы и четыре воскресенья выходных, мне этого хватает. В таком режиме я живу около десяти лет.

В любом городе Казахстана меня знают как тренера ММА.

— Кем вы представляетесь: врачом или тренером?

Я говорю, что я врач, но многие не верят. Врачевание для меня — источник дохода и работа. Я не отношусь к нему как к призванию, буду честен. Тренерская работа — это работа для души. Я считаю, что делаю благое дело, тренируя ребят. Я бы хотел помогать казахстанской молодежи. Дай Аллах, мне будет сто лет, и я всё равно буду тренировать и делиться опытом.

Я не представляю себя без спорта, единоборств и тренерской деятельности.

— Почему вы не займетесь только тренерской деятельностью?

Эта деятельность не может обеспечить достатком меня и мою семью, а я хочу жить хорошо.

 

— Что вы думаете о спорте в Казахстане?

Профессиональный ММА в стране начал развиваться только с 2013 года. К сожалению, в данный момент у нас нет топовых бойцов, которые входили бы в десятку лучших во всём мире. Как и в любой сфере, тут самая большая проблема — это люди. У нас мало энтузиастов, которые бы развивали боевые искусства в селах и других городах. Во-вторых, у нас страдает воспитание молодежи. В частности, мужчин. Многие молодые мужчины ленивые, они не хотят тренироваться и становиться сильными. У нас нет спортивной идеологии. То есть, многие молодые люди ведут нездоровый образ жизни.

В целом, я думаю, что люди ментально не готовы к тому, чтобы развивать спорт в стране.

Если брать ММА, то у нас страна большая, население маленькое, денег не так много. Никто не заинтересован развивать ММА как коммерческий проект, потому что это не окупится.


— Какие подводные камни есть в Олимпийском спорте?

Олимпийский спорт — это деньги. Победитель получает большую сумму, поэтому все пытаются «толкать» своих. В профессиональном спорте этого нет — всё зависит от тебя: найдешь ли ты деньги, пройдешь ли сборы, договоришься ли с теми, кто проводит бой.

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe