Мои родители в разводе: Три истории о детстве, переездах и психологических травмах

«Число разводов в Казахстане увеличивается», - говорят заголовки казахстанских СМИ. Согласно bnews.kz, в одном только Алматы в 2017 году развелись 6,7 тысяч пар. Но как развод влияет на ребенка? И можно ли развестись минимально травмируя детей? Мы поговорили с тремя героями, пережившими развод родителей, о страхах, обидах и последствиях развода.


Александр Симигулин, 23:

Мои родители развелись, когда мне было 5 лет. Уже тогда я учился в подготовительной школе для одаренных детей, и мне некогда было думать о семейных проблемах. Впервые это затронуло меня во втором классе, когда к школе подъехал отец с мачехой и забрал, сказав, что теперь я живу с ним. 

Но я не плакал из-за отречения от матери, просто чувствовал, власти у отца было больше, чем у нее.

Дальше пошли десятки переездов со старых квартир на новые, жили в частном доме за городом. Мама горевала все это время, отец не брал трубку и пропадал вместе со мной. Мне же говорили, что так будет лучше для меня.

Причину развода я пытался понять сам, ни у кого ничего не спрашивал. Полную информацию я получил через маму уже в сознательном возрасте, спустя 15 лет. Честно говоря, развод переживал не тяжело, у меня никогда и не было крепких семейных уз вокруг.

Эту тему я начал поднимать, когда отец в первый раз приехал пообщаться со мной. За последние два года мы успели обсудить всё, но возвращаемся к одному и тому же. Сейчас я понимаю, что главное - это не развод и его последствия, а то, каким я стал человеком.

Последние 11 лет я живу с мамой. Переехал сам, когда мне было 12 лет. Тогда мы жили у отцовской тещи с мачехой, сводным братом и сестренкой. Я просто собрал вещи и уехал к маме. Мне не нравилась атмосфера в той семье. Я был старший и мне попадало больше всех за все подряд. а терпеть от неродных людей унижения и оскорбления я больше не мог.

Я думаю, это все же повлияло на меня как личность. Не могу сказать, что травмы были серьезными, но бывало сложно без отца. Если сын всю жизнь находится под патронажем матери без твердой отцовской руки — чаще всего мужчина в нем так и не зарождается. Когда я ушел из дома отца и стал жить с мамой, то сразу ощутил избыток комфорта, покой.

Этот комфорт и сделал из меня тряпку. Тогда я принялся искать себе опору и нашел ее в книгах. Рыцарские песни, исторические мемуары героев, «золотая классика литературы». Это был самый правильный выбор в моей жизни — учиться жить через книги.

Сейчас у меня теплые, полные уважения отношения с отцом. С мамой — семейно-деловые. Я уважаю своих родителей, ведь они дали мне жизнь и это нужно ценить.

Развод невозможно сделать безболезненным. Нельзя просто расписать неделю на дни посещения для мамы и папы, и быть уверенным, что ребенок будет счастлив.

Я считаю, что единственный способ развестись - не разводиться.

На меня развод влияет именно сейчас. Подходит время становления меня как будущего отца и главы семьи, а у меня до сих пор в голове крутится вопрос «А что будет, если я разлюблю»?

Недавно я просматривал фотографии отца в архиве и нашел фото, где он с мачехой у нее в квартире, улыбается и веселится. Дата на фотографии - 20 марта 1995 года, день моего рождения. Это фото многое прояснило в моей голове и в жизни.

Все эти фильмы, книги и сериалы, где говорят, что все люди разные и у каждого есть выбор — просто ложь. Сыновья становятся похожими на отцов, дочери на матерей.

В моей речи даже проступают словечки и выражения моего отца, хотя я рос вдалеке от него и практически с ним не общался. Порой от этого становится страшно, я думаю, что как отец уйду из семьи. Конечно, я так не сделаю, но страх все-таки возникает.

Милана Турсунова (имя изменено по просьбе героя):

Мне было два года, когда развелись мои родители, а моему младшему брату было чуть меньше года. Я помню, что мать моего отца ругалась в гараже с моей мамой, а вокруг была куча чемоданов. Помню, что бабушка тянула нас к себе и, кажется, хотела, чтобы мама ушла, а мы остались. Отца на тот момент рядом не было. 

Я никогда не говорила об этом открыто, но подсознательно понимала, что моя семья отличается от других. Ребенок всегда все чувствует, даже если ему ничего не говорят. До 17 лет мы жили с мамой, так как она выиграла суд, но с папой тоже виделись. Где-то до 5-6 лет он приходил к нам домой и привозил игрушки. Папа всегда был в разъездах, мы виделись с ним 2 раза каждые три месяца.

С мамой тема развода поднималась только пару раз. В остальное время она ругала отцовскую сторону, отчего я всегда чувствовала себя лишней, когда была в гостях у родственников с маминой стороны. Ведь во мне есть гены отца. И то же самое с отцовской стороны: там я тоже была там лишней, так как во мне гены матери.

До 16 лет мне было все равно. Ну, в разводе мои родители и окей. Но у каждого развода есть свои последствия, и они дали о себе знать. 

Низкая самооценка, недостаток внимания, детское поведение до 18 лет – все это последствия развода. Я была очень странным ребенком, у меня не было друзей до 9 класса, а в университете я вела себя как капризный ребенок. Обижалась по пустякам, считала, что все мне что-то должны. 

В 19 лет у меня появилась депрессия, я могла в одиночку пить три раза в неделю и плакать у себя в комнате. Моя жизнь всегда была раздвоена. К примеру, для меня было дико, если человек с отцовской стороны пересекался с человеком с маминой.

Для меня всегда существовало два мира: мир отца и мир матери. И эти миры не могли существовать вместе.

Я чувствовала, что уделяю мало времени тому или другому родителю. Сейчас я стараюсь давать им равное количество внимания и любви. Я не хочу выбирать чью-ту сторону и живу одна, а родителей навещаю только во время каникул.

У меня самые лучшие родители, несмотря на то, что когда-то они ошиблись в друг друге. Я не виню их, они были молоды.

Мадина Ахметова, 26 (имя изменено по просьбе героя):

Мои родители развелись, когда мне было 14-15 лет. Если честно, то я почувствовала облегчение, так как, наконец, закончились домашние ссоры. Думаю, мой брат, который старше меня на 14 лет, тоже пришел к такому выводу, хотя ему было тяжело.

Я помню все слова, ссоры, недопонимания и поэтому понимаю такое решение родителей и понимаю обе стороны. Родители ничего не объясняли нам, так как этот развод не был секретом. Зачем лишние разговоры, когда и так все понятно? Я не переживала из-за развода, казалось, что так и должно было быть.

Я переехала жить в квартиру с мамой. Думала, что дочери правильнее жить с мамой, а не с папой. С отцом я виделась часто, так как он остался жить в доме, где жил брат со своей женой и ребенком.

Думаю, что развод родителей все же повлиял на меня, так как я увидела, какие ошибки мне не нужно совершать в будущем. В семье для меня на первом месте стоит гармония и умение слышать друг друга. Я поняла, что над отношениями нужно работать и делать это обоим. В случае моих родителей, мама была готова работать над отношениями, а отец - нет.

Перед тем, как создавать свою семью, я миллион раз подумаю над тем, правильное ли принимаю решение.

Тем не менее развод никак не повлиял на мои отношения с родителями. Я хорошо общалась как с мамой, так и с папой. К самому разводу я отношусь нейтрально. Если семья страдает и счастливых отношений нет, а люди понимают, что раздельно им будет лучше, чем вместе, то нужно разводиться. Оставаться вместе ради детей нельзя, так как дети все равно это чувствуют.

У меня нет никакой психологической травмы, наоборот, я училась на ошибках моих родителей и видела, какие действия приводят к такому результату.