×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Казахстанский Ник Вуйчич: фотограф Гордей Трищенков о свадебных съёмках, протезах и человеческих ценностях

Каждая фотосессия для Гордея Трищенкова  - личный вызов. Фотографируя, он доказывает, что воля и талант не зависят от физиологии, данной человеку при рождении. Фотограф из Уральска рассказал The Steppe, как расширяет свои физические возможности, занимаясь профессиональной фотографией, и почему его мотивируют бездельники. 

Гордей: Фотографировать меня никто не учил. Я узнал все из книг и видео-уроков, продолжаю пополнять знания и по сей день. Не хочу застревать на одном месте и всю жизнь фотографировать невест на ладошке.

Меня как-то просили дать урок по фотографии, но учитель из меня так себе. Сейчас такое время, когда почти всему можно научиться самостоятельно. Начинающим фотографам рекомендую почитать сборники советов Скотта Келби для разных видов съемок.

В свое время я также самостоятельно за пару дней освоил софт по графическому дизайну CorelDRAW. Сейчас владею им на продвинутом уровне. По профессии я программист, ведь работа на компьютере - мой единственный выход, заниматься физическим трудом я не могу. Иногда люди жалуются, что я слишком быстро печатаю (*смеется). Это потому что я без проблем одновременно зажимаю три-четыре клавиши.

Стать инвалидом и родится инвалидом - не одно и то же

У меня нет обеих ног по колено, одной руки до локтя и пальцев на второй руке. С самого рождения я не знал, каково жить с руками и ногами, поэтому мне не пришлось адаптироваться. Родители никогда не относились ко мне, как к инвалиду. Я общался с обычными ребятами, увлекался музыкой и рисовал, приноровившись по-своему держать карандаш или фломастер.

Рисовать меня научил отец. Возможно, это детское увлечение позже повлияло на мой интерес к фотографии.

С 1 по 4 класс я учился в гимназии. Детей там обычно поменьше, и мне было легче контактировать со сверстниками. Потом родители не смогли оплачивать мое образование в этой школе, и меня перевели на домашнее обучение. При этом детство у меня было типичное. В 11 лет я попробовал курить, в выпускном классе на год вернулся в школу и впервые влюбился.

Первая работа

В местном университете я изучал переводческое дело. На четвёртом курсе бабушка помогла мне найти работу. Тогда меня устроили айтишником по блату, но просто так я не сидел и отрабатывал оказанное мне доверие. Постепенно профессиональных контактов становилось больше, я дважды устроился самостоятельно и уже третий год работаю в дорожно-строительной компании «Uniserv».

Средняя зарплата в Уральске - 70 тысяч тенге в месяц, я зарабатываю больше 100 тысяч. Не знаю почему, этих денег мне пока не очень хватает. Наверное пора начать записывать расходы. С другой стороны, сколько волка ни корми, ему всё равно будет мало. Даже если я буду получать 300 тысяч в месяц, возможно, этих денег мне тоже будет недостаточно. Так что всё нормально, не жалуюсь. Когда начинается свадебный сезон, зарабатываю больше. Плюс, стараюсь подрабатывать в других сферах, могу тот же логотип нарисовать.

Не люблю зиму. На улицах скользко, и я часто падаю. Бывает до травм доходит. У нас на постсоветском пространстве насчёт инвалидов не шибко переживают. Где лед не почистили, где пандус забыли поставить. 

У меня две пары протезов. Последние, сделанные в 2015 году, оказались очень хлипкими. Для сравнения, старая пара прослужила мне верой и правдой 5 лет и до сих пор исправна. После нескольких неудачных падений в новых протезах погнулся модуль и сломался подшипник. Друзья их починили, поэтому носить можно.

 

С протезированием, хоть и бесплатным, с каждым годом всё печальнее. Всё по тендеру, а тендера, как известно, выигрывают те, кто делает дешевле - отсюда и сопутствующие проблемы.

О людях

Проблем с общением у меня никогда не возникало. Сам по себе я компанейский человек. Но с мужской половиной мне сложнее найти общий язык. Например, машинами я не интересуюсь. Мне больше нравятся гаджеты, я такой гик по электронике. Иногда, чтобы не терять друзей, я позволял некоторым людям наглеть. Потом это сказывалось на наших отношениях, и когда моя чаша терпения переполнялась, дружбе приходил конец.

Докопаться могут даже до инвалида. Как-то раз в университете ко мне пристал гопник. Один парень попросил меня дать телефон позвонить. Получив мобильный, обидчик сказал мне: гуляй отсюда. Слово за слово, в мой адрес посыпались угрозы, мол, меня закопают. Этот парень вёл себя неадекватно, возможно, накурился. Я попросил его вернуть мне телефон на один звонок и соврал, что потом сразу отдам мобильник. Получив обратно телефон, я развернулся и ушел. Мне что-то прокричали вслед, но было уже поздно. 

Больше, чем хобби 

Моя первая простенькая камера снимала только в автоматическом режиме и была скучной. Любовь к фотографии началась с приобретением «зеркалки» в 2013 году. Новый фотоаппарат позволил самостоятельно выставлять настройки и экспериментировать, размывая фон или, наоборот, добиваться резкого изображения.

Коммерческой съемкой я занялся из финансовой необходимости. В творческом плане мне помог местный паблик «Типичный Уральск» во «Вконтакте». Подписчики стали хвалить мои фотографии, а администраторы группы позволили мне бесплатно размещать свои объявления. Учитывая стотысячную аудиторию группы - это очень неплохой результат. 

Читая комментарии под своими постами, я понял, что мое творчество кому-то интересно. О моей музыке обычно отзываются только друзья, а с фотографиями проще.

Думаю, мои физические особенности тоже повлияли на интерес уральцев к моим фотоработам. Знаете, это как в компьютерных играх, сразу + 10 очков к силе (*шутит).

Сам я этим не злоупотребляю и никогда не скажу другому фотографу: у меня рук нет, поэтому мои фотографии лучше. У меня тоже есть неудачные снимки, за которые стыдно.

О коммерческой фотографии

Фотосезон длится с апреля по ноябрь. Фотографирую я, в основном, свадьбы, мероприятия и портреты. В этом году за свадебную съемку я брал 80 тысяч тенге, работая целый день. Снимаю я на полнокадровый Nikon D 610 и полупрофессиональный Nikon D 200.

Прогулка жениха и невесты – самая интересная часть свадебной фотосессии: нужно выстраивать интересные кадры, экспериментировать. Зато потом эти фотографии пополняют мое портфолио.

 

Фотографировать в ресторанах мне не очень нравится, к тому же, мне сделали замечание, что я «ловлю» не все хорошие моменты во время застолья.

Неровности и ступеньки представляют для меня препятствия. В том же ЗАГСе у нас не очень удобные перила. Чтобы подняться ко входу, приходится чуть ли не полностью обойти здание. Еще я не могу снимать обувь и, соответственно, фотографировать в мечети.

 

Бугры и овраги тоже вызывают сложности, когда съемка проходит на природе. Из-за этого у меня иногда появляется ощущение неполноценности. Каждый раз приходится себя перебарывать, находить альтернативные решения, договариваться с клиентами.

В планах у меня взять помощника, скорее всего это будет моя жена. Работая в паре, получится максимально задействовать отражатели и быстрее менять объективы, когда поджимает время. Плюс я хочу, чтобы супруга брала другие ракурсы.

Не все так просто

Конечно, я не могу сразу признаться клиентам, что я инвалид. Приходится ставить людей перед фактом. В моей практике был наглядный случай: мне позвонила мать невесты, и мы договорились встретиться, обсудить условия съемки. Увидев меня, она удивленно спросила: как вы собираетесь фотографировать? С собой была папка с портфолио, я показываю ей снимки и отвечаю: эти же фотографии я смог сделать. Женщина сказала, что ей нужно сперва переговорить с женихом, мол, он у них вредный, и перезвонит.

Как только я ушел, буквально через несколько минут мне пришло сообщение от коллеги по цеху: тебе такие-то люди заказали съемку? Я ответил – нет,  а он: они со мной договорились. Получается, когда я уехал, та женщина сразу перезвонили моему коллеге. На следующий день мне соизволили ответить. Разговор был коротким:

- Мы отказываемся от ваших услуг.

- Я уже знаю. Почему вы сразу мне об этом не сказали? – ответил я.

- Ой, вы сами виноваты и должны были предупредить, что вы инвалид.

Если я буду каждому говорить, что у меня нет рук, заказов вообще не будет.

Я могу понять людей, свадьба - ответственный день, который случается раз в жизни. Меня выручает портфолио. В этом году я провел больше свадебных фотосессий, чем в прошлом, и, думаю, следующий сезон будет удачным.

 

Успех фотосессии зависит от разных факторов. На одной из съемок молодожены оказались очень фотогеничными и хотели фотографироваться. Располагая свободным временем, мы спокойно поработали, и в результате получились лучшие фотографии за сезон.

В другой раз пара опоздала на час и сильно спешила. Пришлось выкручиваться, и я выдал рекордно низкое количество фотографий -  всего 200 штук за прогулку. В среднем у меня получается 500 кадров. Менять объективы и фантазировать времени не было.

О творчестве 

Больше всего мне близка социальная street-фотография. Летом я приезжал в Алматы ремонтировать протезы и фотографировал на улице горожан. Опубликовав снимки в одном из популярных алматинских пабликов в «ВК», я получил неоднозначные отзывы. Некоторые люди подумали, что фотограф специально снимал только «чернуху». Мне же хотелось показать город наизнанку.

В Казахстане очень скудно представлена творческая фотография, у широкого зрителя слабо развит визуальный вкус. Зато многим нравится макро-фотография. У нас пока мало фотографов, снимающих в этом жанре. Возможно, сказываются географические особенности нашей страны, в основном нас окружают степи. Насколько я знаю, кроме меня в Уральске макро-фотографией никто особенно не занимается.

О семье

Мне хотелось найти себе девушку из города Аксай, что в 140 км от Уральска. Со своей будущей женой я познакомился в социальной сети «Мой мир» и сразу ее предупредил, что не такой, как все. Она это приняла, хотя немного удивилась. Через полгода мы поженились, а спустя несколько лет совместной жизни решили завести ребенка. Первый год после свадьбы был для нас с женой непростым, но мы освоились и стали настоящей семьей. Сейчас нашей дочке 3 года.

Главное, чтобы она выросла порядочным человеком и следовала основным моральным ценностям. С раннего возраста я учу своего ребенка никогда не обижать зверушек.

Порой я замечаю, как дети кидают камни в бездомных кошек и собак. Тут же как ни в чем не бывало идут их мамаши. Когда я делаю им замечание, взрослые и дети вообще не реагируют. В такие моменты, я жалею, что в протезах.


Я еще застал советское воспитание с его легкой наивностью и добродушным отношением к миру. Печально, что мой ребенок когда-нибудь столкнется с теми, кто явно не так воспитан. Опасаюсь, что в школе дочку могут дразнить из-за меня, но надеюсь на лучшее. Я хочу, чтобы в будущем она занималась тем, что ей искренне нравится, поэтому не буду ограничивать дочь в выборе профессии.

Вместо эпилога

Мне придают сил люди, у которых все в порядке со здоровьем, есть машина, квартира, при этом они целыми днями сидят дома и пьют пиво.

Смотря на них, я понимаю, что уже немало делаю и хочу достигнуть еще большего, в чем-то превзойти коллег.

Мне всегда есть к чему стремиться. Помимо работы я веду блог на «Пикабу», в котором рассказываю о себе и хочу показать людям, что если им чего-то не хватает, жизнь на этом не заканчивается. 

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe