О себе

Я родился в городе Костанай, но большую часть своей жизни прожил в Астане. Мой отец – архитектор, поэтому в начале 2000-х, когда Астана стала столицей, мы решили переехать туда. В Алматы отца настораживала сейсмика – он считал, что ему будет сложно проектировать в горной местности. В Астане же его привлекала плоскость и перспективы – он уже тогда знал, что столица будет расширяться и застраиваться.

В 2009 году, я поступил на архитектурный факультет Казахского Агротехнического университета имени Сакена Сейфуллина в Астане. В Аграрном, кстати, один из самых старых факультетов архитектуры в Казахстане – ему уже более 50 лет. Закончив бакалавриат в 2014 году, я сразу поступил на магистратуру в этот же вуз. В целом, я учился 7 лет.

Профессиональной архитектурой я занимаюсь 3 года. Ещё учась на магистратуре в Астане, куратор пригласил меня в свою фирму, там я проработал три года. В этом году я решил, что пора менять что-то в своей жизни, а ещё я влюбился, и поэтому летом я переехал в Алматы. Сейчас я работаю концептуальным архитектором в местном бюро.

Об архитектуре, деталях и создании мира

«Архитектор» с греческого переводится как «главный строитель». В древние времена не было проектировщиков, дизайнеров, прорабов, поэтому архитектору приходилось заниматься всеми основными функциями – он проектировал, делал расчёт по конструкциям, водопроводу, сам следил за стройкой. Строительство одного небольшого объекта могло затянуться на 5-10 лет.   

Со временем, архитектура претерпела изменения. Появились смежные специалисты: конструкторы, инженеры электрики, дизайнеры интерьера. Темпы строительства ускорялись, технологии развивались, поэтому пришлось ускорять, оптимизировать работу.

Оптимизация работы присутствовала в умах людей всегда. Для того, чтобы ускорить работу, нужно её корректно распределять. Это основополагающий фактор для развития любой сферы. 

Архитектура затрагивает всю инфраструктуру города: начиная с того, как делятся улицы между домами, заканчивая расположением торговых точек в городе. Или, например, на какой скамейке будет сидеть соседская бабушка, когда выйдет подышать свежим воздухом, либо же по какой дороге вы будете водить своих детей в школу. На таких деталях и построена работа архитектора. 

Художник, когда пишет картины, показывает зрителю свой внутренний мир. Музыкант, исполняя композицию, заставляет слушателя погрузиться в его внутренние переживания. Архитектор же создаёт мир и приглашает человека посетить его.

О психотерапии, самоанализе и семейной преемственности

Изначально, я хотел поступать на психотерапевта. В моей школе был психолог, к которой я пошёл за консультацией. Она была со мной откровенна, сказав, что психотерапия в Казахстане плохо развита, потому что у людей ещё нет понимания того, кто такой психотерапевт, и зачем он нужен. Она уверила меня в том, что эта профессия бесперспективна, и я не смогу прокормить семью, занимаясь психоанализом.

Мало кто задумывается о том, как юноши и девушки в 18 лет выбирают себе ремесло, которым хотят заниматься всю жизнь – это ведь сложно и страшно. Словно бросаешься в морскую пену, не зная, что тебя там ждёт.

После общения с нашим школьным психологом, я пришёл домой и проанализировал себя – что мне нравится и что может у меня получиться. Я с детства любил рисовать, у меня получалось, но я никогда не занимался этим всерьёз. Архитектура была для меня хорошим вариантом, и я решил попробовать.

Я не могу сказать, что у меня есть история, мол, я шёл к этому всю свою жизнь, или решил пойти по стопам отца. Разумеется, у меня есть семейная преемственность. Моя мама – инженер водоснабжения и канализации, а папа – архитектор. Но я не думаю, что это сыграло основную роль в выборе моей профессии.

О художественной базе, гармонии и нюансах

Для поступления в вуз мне нужно было сдать творческий экзамен – два рисунка. У меня не было художественной базы, поэтому я решил записаться на курсы по основам рисунка. Курсы проводились на базе моего университета, и я ходил туда в течение полугода, а затем сдал экзамен. И, кстати, вполне успешно. Набор на наш факультет составлял 24 человека, и я был двадцать четвёртым. (Смеётся)

Зачастую, в архитектурные вузы берут людей с художественным образованием, так как 80% работы связано с художественными навыками. Если человек ими не обладает, успех самореализации минимален, потому что у таких людей нет базы за спиной. Это как в любой профессии – прежде, чем что-то делать, ты должен изучить основы.

Композиция – первое, что ты узнаёшь, попадая в архитектурный вуз. Архитектурная композиция представляет собой способ организации элементов в пространстве для достижение единства и гармонии.

В композиции необходим баланс. Представьте себе два платья одинакового покроя - одно белое, а другое - в горошек. Без рисунка первое платье покажется вам простым и скучным, а горошек на втором придаст платью живость, интерес. Такой приём в композиции называется нюансом, когда незначительные изменения в одном объекте привносят в него новый характер. Так и в архитектуре – скучно наблюдать за одинаковой, монохромной застройкой, но если разбавить такую застройку разной этажностью, то в ней можно приоткрыть новые грани. 

Знаний, полученных в университете, вполне хватает для работы в сфере архитектуры. Конечно, порой необходимо самому находить информацию для того, чтобы оттачивать свои навыки и расширять кругозор. Но я считаю, что получил хорошую базу, на которую я сейчас и опираюсь.

О хрущевках, строительном полигоне и Алматы

В период социализма у людей были совсем другие понятия о мире. Социализм предопределял, что все люди обладают одинаковыми правами и свободами. Это очень сильно отражается в архитектуре того времени.

Основная задача советских архитекторов заключалась в том, чтобы подарить дом каждому человеку. С одной стороны, дом для каждого - прекрасный замысел, с другой, для постройки таких объемов жилья, им было необходимо прийти к модульности, советские архитекторы не могли каждый раз создавать уникальные объекты. Итогом таких разработок стали «хрущевки» - советские типовые серии домов с идентичным дизайном, архитектурой и планировкой. Хрущевский период, этим, пожалуй, и грустен.

В начале 2000-х, политика нашего государства изменилась, и в строительство начали вливаться крупные инвестиции. Это больше всего видно по тому, как застроилась Астана – сейчас около 30% объектов в Казахстане строятся именно в столице.

Астана – это строительный полигон. Если Алматы отражает историю архитектуры Казахстана, то Астана отражает её настоящее.

Алматы – уникальный город по своему замыслу. Город спроектирован так, чтобы людей максимально окружала зелень, примерно половина территории при застройке жилых кварталов отводилась под озеленение. Город насквозь пересекают пешеходные аллеи и широкие проспекты, опасность землетрясений побуждала проектировщиков создавать широкие улицы для разгрузки населения в случае опасности. В мире немного аналогов таким городам, как Алматы. 

О структуре работы, «звоне» и урбанистике

В работе архитектора много нюансов, связанных с проектированием, процесс очень сложный, поэтому очень важно следовать определённой структуре. Необходима последовательность – если у человека есть понимание структуры работы, то и результат будет корректный. Это как у программистов – они пишут код и знают, что одно должно следовать за другим, и это приведёт к нужному результату. У нас всё так же, только иногда мы не знаем, какой результат получим в конце. (Смеётся)

Начиная работать над новыми объектами, мы много рисуем, придумываем, пробуем разные идеи. В архитектуре есть понятие «звон». Ты смотришь на объект целиком, не анализируя его по мелочам, и понимаешь – он по-настоящему хорош, он «звенит». Вот это ощущение и нужно повторить, но каждый раз на новом, чистом листе. Конечно, не всегда получается с первого раза, но мы много думаем, пробуем, и, в итоге, приходим к намеченной цели.

Цель всегда одна – ты должен придумать образ, который по-настоящему завладеет сознанием и вызовет эстетическое удовольствие у зрителя.

Работа архитектора тесно связана с людьми – ты строишь для людей и ради людей. Поэтому, важно учитывать их мнение при проектировании новых зданий. В Голландии, например, при проектировании нового объекта, собирается совет, состоящий из медицинских работников, представителей пожарных служб – людей, выполняющих основные городские функции. На совете также собираются архитекторы, инженеры, местные жители. Вместе они решают, насколько удобен будет тот или иной объект для каждого из них, что они хотели бы изменить и как было бы лучше его построить. Архитекторы вносят коррективы в свои проекты, и только потом начинается застройка.

В Казахстане тоже собирают подобные советы – если объект большой, то собираются все, если районный – то, в основном, только местное сообщество.

Однако у нас подобные мероприятия проводят более формально – ты приходишь, подписываешь бумагу о том, что ты был, и всё. Нужно перенимать западный опыт, потому что это может существенно изменить отношение людей к архитектуре.

Сейчас много говорят об урбанистике. Урбанистика - это наука, направленная на изучение развития города, она связывает городских жителей с архитектурой. Работа урбанистов заключается в том, чтобы сделать город более удобным для людей. Недавняя перестройка улицы Панфилова – отличный пример оптимизации города. Я думаю, архитекторам полезно работать с урбанистами, потому что это может сделать нашу работу эффективнее в разы.

О навыках, необходимых каждому архитектору

Хорошему архитектору нужно богатое воображение – без него в творческой сфере никуда. Я бы не сказал, что в архитектуре нет свободы – ты можешь спроектировать хоть спиральное здание, главное сделать это праивльно. Те, у кого нет воображения, не смогут придумать ничего нового, а архитектура есть постоянный поиск новых идей.

Настойчивость – важная часть работы архитектора. Даже самые гениальные архитектурные решения будут проигнорированы, если ты не сможешь правильно преподнести свою идею. Нужно уметь отстаивать свою позицию.

Один из главных навыков, необходимых каждому архитетору - это ощущать соотношения между объектами, чувствовать его пропорции. Пропорции легче всего объяснить на примере человеческого лица. Оно не идеально, не симметрично. Но оно соблюдает определённые пропорции – расстояние между глаз всегда соответствует ширине одного глаза, либо уголки губ заканчиваются ровно в центре наших зрачков. Подобные соотношения делают наше лицо уникальным и неповторимым. Так и в архитектуре – соблюдая определённые пропорции, можно добиться удивительных результатов.

Я бы добавил, что архитектору необходимо владеть рукой. «Рука» - означает поставленный рисунок, точный и правильный. Когда я учился в Астане, нам всегда говорили: «Архитектор думает рукой». 

Скетчи городской архитектуры, нарисованные Азаматом в рамках Inktober

О планах

Я совсем недавно перебрался в Алматы, поэтому я планирую несколько лет провести здесь – набраться опыта в архитектурной компании, ведь по архитектурным меркам мне всего лишь четыре года. (Смеётся)

В будущем я обязательно поеду работать в Европу. Я хочу поехать туда ни столько для того, чтобы получить зарубежный опыт, но для того, чтобы понять, как там организована жизнь. Понять, что я смогу привнести домой хорошего, а от чего плохого попытаться избавиться. Переняв такой опыт, я хочу вернуться к себе домой и использовать полученные знания для того, чтобы сделать наш дом лучше.