«Нам говорили, что человек из психушки не может работать с людьми»: Маулен Ахметов об открытии в Астане соцкафе

Молодой предприниматель Маулен Ахметов рассказал «Степи», как собрал 10 000 долларов через краудфандинг на социальный проект, что такое эффективный альтруизм и почему государству не выгодно пренебрегать психическим здоровьем населения. 

В проекте участвуют 102 подопечных ЛПМ Медицинского Центра Психического Здоровья, их родители, друзья, психологи и психиатры, студенты Назарбаев университета и профессионалы ресторанного бизнеса.  

«Kunde» - это первое социальное кафе в Астане, в котором смогут работать люди с особенностями умственного развития. Официальное открытие кафе «Kunde» запланировано на сентябрь.

Основатели проекта уже запустили тренинговый центр, где подопечных сначала обучат простым бытовым навыкам: готовить еду, мыть посуду, а затем - более сложным вещам, например, печь хлеб и принимать заказы.

До проекта я почти не встречал людей с ментальными заболеваниями, хотя в Казахстане их около 600 000 человек. В 11 классе я поехал в США по программе культурного обмена «Flex». В американской школе со мной училась девочка по имени Хлоя. У нее была умственная отсталость, и занималась она в специальном классе.

Волонтеры-добровольцы помогали таким ребятам осваивать учебную программу. Меня поразил сам факт существования таких классов в обычной школе, потому что у нас дети с похожими проблемами остаются без начального образования и не могут пойти работать.

В США очень развита волонтерская культура и сфера НПО. В школе мы сдавали кровь больше двух раз за семестр, собирали вещи, строили дома с программой «Habitat of humanity» для эмигрантов. После занятий я обучал детей из неблагополучных семей. Больше всего меня удивило, что люди, которые этим занимаются, профессионалы своего дела. При этом они счастливы от того, чем занимаются.

Я увидел, что благотворительность может стать профессией, а не просто хобби, поэтому и выбрал для себя это направление.

Эффективный альтруизм

Вернувшись домой, в Караганду, я взял перерыв. В тот год мы с друзьями организовывали различные акции по сбору средств для нуждающихся. Одной из них было мероприятие для девочки со сложным онкологическим заболеванием. Мы провели концерт в центральном парке Караганды, моя подруга обошла всех бюрократов города, чтобы получить разрешение.

Нам удалось собрать большую сумму, все были очень довольны. Спустя три месяца мне позвонили. Это был худший звонок в моей жизни. Выяснилось, что та девочка умерла. Тогда я задумался, как впредь избежать ситуации, когда силы, энергия и средства многих людей направляются не в ту сторону.

Посмотрев выступления на TEDx, я познакомился с идей эффективного альтруизма. Его задача решать реальные проблемы. То есть, ты не просто отдаешь мелочь бездомному, а думаешь, как помочь этому человеку устроиться на работу, найти жилье. Позже я выступил с этой идеей в Nazarbayev University.

Наш проект не инновационный. Заведения, где работают люди с особенностями ментального развития, существуют почти в каждой стране. Например, в США в штате Техас меня заинтересовало кафе «Hugs». Основательницу заведения зовут Руд Томсон. Я связался с ней по скайпу, чтобы луше понять их принципы работы. 

Узнав, что в Алматы есть похожее кафе, очень удивился и списался с его руководителями. Меня пригласили на конференцию, заодно я поволонтерил, набрался идей. Была мысль пригласить сотрудников алматинского заведения к нам на кампус. Но наша концепция начала отличаться, и мы решили сотрудничать с местными специалистами во главе с Асем Саттаровой, главным психологом медицинского центра психического здоровья города Астана. 

Кафе должно быть конкурентоспособным. Если в первый раз гость придет к нам поддержать проект, то вернуться он должен, потому что его хорошо обслужили и вкусно накормили.

Часто меня спрашивают, когда откроется кафе? Первая дата была назначена на сентябрь прошлого года. Все оказалось намного сложнее и интереснее. Мы привлекли инвесторов и профессионалов из ресторанной сферы. Потребовалось много времени, чтобы собрать команду, в которой есть и ресторатор, и шеф-повар, и психологи, и родители наших ребят.

Искусство маленьких шагов

Над названием проекта мы бились 2-3 месяца, собирались по вечерам с шеф-поваром и обсуждали идеи. Позже мы вышли на специалиста в сфере PR и маркетинга, который согласился нам помочь. Поступило предложение назвать кафе «Каждый день», что полностью соответствовало нашей философии. Благотворительность не должна быть чем-то особенным.

                      

Обсудив название с командой, мы решили перевести его на казахский язык. «Кunde» - значит «на солнечной стороне», и казахская буква «Y» выглядит, как смайлик. Если убрать из слова первую букву «К» получится «Yнде», что переводится «говорить» или «высказывать». В нашем случае – привлекать внимание общества к актуальным проблемам.

Около трех тысяч студентов в Nazarbayev University каждый день где-то обедают. Почему бы не сделать так, чтобы это повседневное действие начало приносить пользу?

Наша задача в том, чтобы человек с ментальным заболеванием мог обратиться в место, где ему помогут найти друзей, научат самостоятельно жить и зарабатывать деньги. Многие родители таких детей, не знают, как улучшить жизнь своего ребенка. Походы к гадалкам и целителям заканчиваются безуспешно.   

Конкурентное преимущество

В Европе в социальных предприятиях давно применяют подход «Competitive advantage». Там не давят на жалость клиентам и не просят льготы у государства за трудоустройство инвалидов, а берут на работу людей с особыми потребностями, где они покажут себя лучше других. Например, во Франции есть IT-компании, в которых нанимают сотрудников с аутизмом, потому что они могут быстро найти ошибку в коде. На фабрике в отделе сортировки работник с эпилепсией не пропустит бракованный товар или хорошо справится с монотонной работой на кухне, допустим, лепкой пельменей.

Вы приходите в кафе и точно знаете, что сотрудники работают с хорошим настроением и никогда не подумают о вас плохо. Они относятся к посетителю, почти как к родному человеку, и хотят ему угодить. Порой такая излишняя доверчивость мешает им жить. 

В докладах Всемирного банка и Всемирной организации здравоохранения за 2014-15 годы опубликованы исследования финансовых потерь в странах ОБСЕ из-за игнорирования проблем ментального здоровья населения. Речь идет о неиспользуемой рабочей силе. Убытки могут достигать до 5-10 процентов от ВВП каждый год.

Представьте себе человека, который из-за ментальных нарушений ведет домашний образ жизни. Близкие вынуждены ежедневно за ним ухаживать, при этом государство выделяет средства на его инвалидность.

Но, если научить такого человека самостоятельности и дать профессиональную специализацию, у него появится возможность трудиться, получать зарплату и ощущать себя нужным. Теперь и его мама может выйти на постоянную работу, не будучи привязанной к дому.

Народные инвестиции

Команда уже сформирована, ребята обучены. Многие прошли сертифицированные курсы официантов или кондитеров. Нам осталось отремонтировать помещение, завести оборудование и составить меню. С конца июня по начало августа мы провели успешную краудфандинговую кампанию на платформе «Indiegogo», над которой работали вместе со специалистами программы развития ООН.

Нашей целью было собрать 10 тысяч долларов, в результате получилось чуть больше. Сейчас наша компания еще активна. Выбор пал на «Indiegogo», потому что нам предложили удобные условия. Обычно, когда запускаешь онлайн-компанию по сбору средств, отдаешь пять процентов платформе, с которой работаешь.

В краудфандинге люди выступают инвесторами, а не донорами. Например, за 14 долларов мы предлагаем скидку в 50 процентов на 15 чашек кофе, а за 39 долларов вышлем вам деревянный сувенир, изготовленный нашими ребятами в мастерских.

Десять тысяч – это серьезная сумма, но нам нужно чуть больше. После запуска кафе ожидаются расходы на зарплаты сотрудникам. Сейчас мы покупаем мебель и посуду. Предыдущей крупной инвестицией были 10 000 долларов, выигранные в ноябре на конкурсе стартапов. Участвовало более ста команд, в основном, с коммерческими проектами.

Выбрали семь, включая нас. После конкурса нас еще три месяца обучали специалисты из «ABC Quick Start». Ранее один инвестор вложил в кафе 3 тысячи долларов, плюс нам дали беспроцентный заем, который можно вернуть, когда проект будет стабильным.

Мы намерены окупить затраты за десять месяцев. Возможно, получится чуть быстрее, потому что наш арендодатель Nazarbayev University предоставляет помещение бесплатно. Мы оплачиваем только коммунальные услуги.

Про стереотипы  

Говорят, что заниматься бизнесом в Казахстане без связей и «агашек» не реально. Благодаря «Kunde», я увидел, что это не правда. Возможностей в Казахстане не меньше, чем где-то еще. В той же Америке было бы сложнее из-за высокой конкуренции. У нас доступно огромное количество грантов, конкурсов, тренингов, работает Национальная палата предпринимателей, Центр «Даму», чуть ли не бесплатный бизнес план тебе могут написать.

Все «агашки», которых мы встретили, оказались продвинутыми людьми. Да, один важный человек не понимал наш идею, но мы пригласили его в наш центр, провели экскурсию, познакомили с ребятами и его мнение изменилось.    

Мне бы хотелось вернуться в университет через десять лет и увидеть, что кафе стало частью городской культуры, идею подхватили другие предприниматели, и мест, где трудятся люди с особыми потребностями, стало больше. Пойти на ЭКСПО и встретить нашего работника, который там гуляет и тратит свои деньги.

Тем, кто хочет запустить социальный проект, я бы посоветовал обратиться в офис программы развития ООН в Казахстане. Они могут помочь, у них уже был  опыт такого сотрудничества. Еще есть международная компания «Global crowdfunding academy», можно попробовать подать заявку своего проекта туда.

Также на сайте краудфандинговых платформ размещены пошаговые инструкции по запуску своей компании с рекомендациями. Вплоть до того, когда ее лучше начинать, какую сумму указать в качестве взноса и многое другое. Важно правильно выбрать платформу, от нее зависит ваша аудитория. Допустим, мы выбрали англоязычный сайт, потому что студенты и сотрудники университета владеют английским, но, когда я отправлял информацию моим близким, они не смогли разобраться в системе. Для бизнес-стартапов существуют свои площадки, тот же «Kickstarter». Правда, требования к проектам там гораздо выше.