Как алматинские студенты собирают прототипы самолётов

Прототипы самолетов Данила Дроздов начал собирать в 2010 году, тогда он еще жил в городе Павлодар. Позже переехал в Алматы и последние два класса школы заканчивал здесь. Все это время занимался самолетами и мультикоптерами.

Пока учился в школе, выиграл несколько конкурсов, различных научных соревнований по физике и информатике. Ездил в Питтсбург штат Пенсильвания, где занял пятое место на международном конкурсе научных проектов среди школьников Intel ISEF 2015.

«После того, как я съездил в штаты, мне выдали аттестат ЕНТ 125 баллов. Так что экзамен этот сдавать мне не пришлось. В IT университет я поступил на грант. Мы встретились с ректором, обсудили, есть ли заинтересованность университета в моем проекте с беспилотниками. Проект был одобрен».

 

О Проекте

 

«Нет, свадьбы мы не снимаем»

Проект, который сейчас реализует команда, это разработка беспилотных авиационных систем, создание некой материально-технической базы для самолетов. 

Они оказывают услуги аэро-фото и аэровидео съемки, но в абсолютно непривычном понимании. Компания работает в более промышленном и масштабном направлении: летают для департамента чрезвычайных ситуаций города Алматы, проводят полеты для пограничников, совместно с КазТрансГаз проверяли трубы на наличие утечек.

Основной костяк компании составляют три человека. В зависимости от задачи, в команду привлекаются дополнительные специалисты.

«Каждый член команды обладает индивидуальными навыками, выполняя свою часть работы. Евгений Волгин занимается непосредственно сборкой крыльев. Если нужно что-то приклеить, подточить, подпилить, то это к нему. Евгений Лю занимается электроникой. Спаять, вытравить плату, соединить батарею, рассчитать сопротивление – все в его руках. Я работаю со станками. Работаю по чертежам, выпиливая их на станке. Также на мне код.

Одновременно используется два кода. Один на борту беспилотного аппарата, а второй на наземной станции управления. Существует множество open source проектов, для полетов беспилотной авиации, но подавляющее большинство из них, очень сырые и внутренние функции в них конфликтуют между собой.

«Созданные нами самолеты способны опылять поля с определенной высоты. Это существенно сократит расходы на обслуживание и закуп всех «кукурузников», которые сейчас задействованы в сельском хозяйстве.

В чем основная сложность: чтобы опылить поле самолету необходимо лететь очень низко, порядка пяти метров над землей. Одно неверное движение пилота и аппарат рискует разбиться. С нашей техникой подобные риски исключены. Во-первых, исключены человеческие жертвы. Во-вторых, если разобьется наш самолет, стоимость его намного ниже типичного «кукурузника».

Все чертежи команда рисует и считает сама. Концепт проектируется на компьютере, затем ребята приступают к созданию деталей самолета: высчитывают нагрузки, площадь крыла, подбирают его профили, прорабатывают узлы. Детали большого размера не всегда можно выпилить на станке, поэтому иногда приходится прибегать к подручным средства

«На данный момент самый большой созданный нами аппарат достигает четырех метров. В целом, с нынешними возможностями нашей компании, мы способны создать самолет до ста килограммов. Чтобы собирать что-то большее, требуется больше человеческих ресурсов, авиационный ангар и, конечно же, более масштабные бюджеты. 

В среднем, наш самый габаритный самолет держится в воздухе до шести часов. Изначально, мы рассчитывали на то, протестировать его можно будет где-то в районе Мега центра. По плану он должен был бы взлететь до 3000 метров и направиться патрулировать в сторону гор. Однако для подобного тест-драйва у нас не достаточно бюджета, поэтому он остается на стадии прототипа».

Ориентировочная стоимость такого самолёта - $30 000. Пока он не сертифицирован, поэтому летать над городом не может. Кроме того, у него есть недоработки в электронике и кодах – на всё это нужны деньги.

Среди созданных командой аппаратов есть и сертифицированные самолеты, которые успешно протестированы в воздухе. Например, в 2014 году был сконструирован прототип самолёта для международной военной выставки KADEX. Он может держаться в воздухе около двух часов. К сожалению, заказов на разработку они не получили и стали использовать его для аэрофото- и видеосъемки.

«Касательно мультикоптеров: у всех есть ограничение полета до получаса. Еще не придумали элемент питания с такой плотностью энергии, чтобы аппарат при соотношении своей массы к массе батарейки и моторов держался в воздухе больше этого времени. Здесь не хватает именно технического прогресса. Все, что летает больше сорока минут, это существенный недобор по полезной нагрузке, то есть коптер может быть размером с дачу, а нагрузка у него будет размером и массой с сотовый телефон»

 

ЗАРАБОТОК

Заказы у ребят есть, но их мало. Однако радует тенденция: с каждым годом их становится больше. По словам Данилы, очень тяжело донести до чиновников и бизнесменов, что отечественные разработчики могут значительно сэкономить бюджет страны или фирмы, при этом без ущерба для качества.

«Например, одна компания использует вертолеты для облета своих нефтепроводов, ДЧС использует вертолеты, казселезащита тоже их использует. Это действительно очень дорого.

Представьте, летный час вертолета обходится от 2000$ и выше. При этом, в Алматы он взлетает в Бурундае. Чтобы долететь до места назначения оттуда ему чаще всего нужно минут 10-15. Компании платят не только за голый полет, но и весь путь вертолета.

Прайс на услуги нашей компании зависит от самого летательного аппарата. Это может быть маленький самолет или коптер, либо что-то побольше. В основном наш летний час обходится клиенту от 500$ до 1500$, гораздо меньше чем услуги вертолета».

На данный момент парни выполнили уже больше сотни заказов. В Казахстане чаще всего запросы поступают на карты местностей и снимки определенных локаций. Это могут быть селевые озера, различные перевалы, линии электропередач, газопроводы, нефтепроводы.

 

О ФАКАПах

«Мы сдавали самолет заказчику. При нем запускали самолет на поле. В общем, решили перестраховаться и посадить самолет в ручном режиме. Мало ли там ветер или еще что, да и посадка в ручном режиме эффектнее смотрится.

Это было недалеко от Байсерке, там на аэродроме стоят радары, вызывающие помехи. Именно такая помеха проскочила через наш пульт. Самолет упал с пятидесяти метров и разбился. Мы за неделю практически заново его собирали. Было стыдно, но ничего. Проект был успешно сдан».

 

О БУДУЩЕМ

Мы либо получим госконтракт на разработку, либо очень большой заказ на аэрофото- и видеосъемку, либо наши услуги так и не получат применения в масштабах всей страны. 

Я хотел бы создать реально рабочий беспилотный комплекс для вооруженных сил Республики Казахстан. Все, что используется сейчас – зарубежные разработки, в основном, израильские. Чем это плохо? Да, хороший аппарат, здорово летает, но он израильский. Все коды, все чертежи, все в доступе у израильтян. В чем смысл обороне использовать чужие аппараты? Сейчас мы с этой страной дружим, а завтра? По техническим характеристикам мы можем сделать самолеты не хуже. Своими силами внутри своей страны и для своей страны. 

Казахстану в любом случае нужны свои разработки. Да, мы не самая передавая страна в мире. Да, мы где-то отстаем, но мы же должны как-то двигаться вперед. 

Читайте  также о том, как школьник из Алматы придумал программу, которой пользуется более 1,5 млн разработчиков мира