×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Интернет даёт нам иллюзию, что мы вместе, но нужно встречаться оффлайн: Данияр Сабитов о PechaKucha

Организатор алматинской PechaKucha рассказал «Степи», почему постсоветский человек оказался предоставлен сам себе, что делать с идеями в людях и как построить гражданское общество с помощью презентации в 20 слайдов.

Если в двух словах, PechaKucha появилась в 2003 году. Придумали её два архитектора, которые проводили свою узкую архитекторскую тусовку. Они решили как-то регламентировать выступления и придумали такой формат: 20 слайдов, которые будут автоматически переключаться через 20 секунд.

Потом эти ребята поняли, что это круто работает не только с какими-то узкоспециальными темами, и стали проводить просто мероприятие: тема может быть любой, единственное ограничение — тайминг.  На сегодняшний день PechaKucha представлена более чем в 500 городах. 

В Алматы она появилась где-то около трех лет назад. Прекрасные Галина Корецкая и Эльмира Какабаева сделали фирменный подход. Дело в том, что до них формат использовался разными коучерами для презентаций, тогда как PechaKucha как часть международной команды представлена не была.

Девушки решили это исправить. В самом начале это был некий междусобойчик на базе тогда ещё существовавшей «Ракеты» — небольшое помещение в баре, где собиралась такая семейная тусовка. Когда одна из девушек-организаторов уехала в Москву учиться, проект «подвис».

Я выступал на PechaKucha, и моё эго хотело опять на сцену. И мы с моим другом Валерой Володиным решили делать: списались с организаторами, те дали нам права администраторов в группе.

С тех пор прошло где-то 1,5-2 года. Самая большая PechaKucha, которая у нас была, проходила на открытом воздухе в Art Point — около 100 человек. А вообще в Алматы держится аудитория из 50-60 человек, в то время как в Астане собирается около 300. Мне кажется, в Астане просто не так много развлечений. 

PechaKucha — это шесть-семь разных топиков от абсолютно разных людей, и вы, по большому счёту, не знаете, о чём они будут говорить. Например, была тема «Чем питаться, если вы бежите марафон в течение двух суток». Вот в каких других обстоятельствах меня заинтересовала бы эта информация? Как бы я получил шанс это узнать?

Но PechaKucha раздвигает границы кругозора. Теперь я знаю, что существуют такие нюансы, и самое главное — я знаю людей, к которым я могу обратиться, если мне приспичит бежать марафон или кому-то будет нужна эта информация. 

PechaKucha — это большой социальный хаб. Этакая станция, на которой встречаются разные проекты и люди, которые рано или поздно начинают работать друг с другом. 

Это усиливает социальные связи, и города, в социальном смысле, становятся меньше. То есть, если обычно нужно шесть рукопожатий, чтобы дотянуться до любого человека на Земле, то в рамках города, в котором люди включены в различные проекты, это количество сильно сокращается. Город становится концентрированнее, компактнее.

И это очень эффективно: в случае появления каких-то проектов, будет легче организовать тот же краудфандинг, волонтёров, просто неравнодушных людей — социальные проекты легче и быстрее реализуются. Представьте, что люди в казахстанских городах будут жить не только своими личными утилитарными интересами, но и интересами общества. По большому счёту, это и есть основа гражданского общества, которое мы все так хотим построить. 

Темы практически не лимитированы. На алматинской PechaKucha есть два правила: мы не даём площадку для прямой рекламы и таких тем как коучинг, личностный рост или психотренинги. Потому что в этом направлении много шарлатанов — мы жалеем время слушателей.

Хотя если наша команда будет точно знать, что вот это — реально крутой спец в области личностного роста, тогда пожалуйста. А так темы могут быть самыми разными: согласитесь, у каждого человека есть история, есть что-то, чем он может поделиться с другими. Если у вас есть 20 интересных фактов о вашей любимой кошке — пожалуйста.

Если хотите поделиться знаниями в квантовой физике — тоже. Прелесть в том, что это очень короткие презентации. То есть, если вы гуманитарий, а кто-то начинает говорить языком цифр, вы можете быть спокойны — через 400 секунд этот кошмар закончится. 

Ещё одна отличительная черта проекта  PechaKucha — в Алматы это самая свободная платформа для дискуссий. У нас обсуждались темы, которые на других площадках не обсуждались бы никогда: начиная от пользы курения и заканчивая сексуальностью в Казахстане.

Где и на какой площадке так свободно и открыто могут обсуждаться темы, которые даже достаточно либеральные казахстанцы считают табуированными, неприличными или неэтичными? 

Люди приходят с самыми разными идеями. Например, у нас было выступление  о войне, где главной мыслью было то, что война несет лишь разрушение. А через месяц другой участник предложил ответную презентацию, в которой рассказал, что война — двигатель прогресса. И этого формата дискуссии так не хватает Казахстану. Любые споры рано или поздно переходят на личности, а PechaKucha учит обсуждать идеи, а не человека.

Я призываю всех, у кого в городах не проходит PechaKucha, сделать её. Потому что у нее очень большое значение для будущего Казахстана. 

И сейчас объясню, почему. Недавно я читал книжку, посвящённую изучению гражданского общества в России. В ней красной нитью проходил тезис о том, что в России — а мы можем транслировать их ситуацию на нашу страну — невероятно слабые социальные связи.

Чтобы было понятно, что такое сильные социальные связи, я приведу в пример Финляндию. Там каждый гражданин участвует примерно в трёх НПО. То есть помимо его работы, семьи и так далее, он ещё тусуется минимум в трёх объединениях.

По понедельникам ходит в клуб любителей плевать в урны, по средам — спасает собак, а по субботам — в кружок вязания, например. У всех этих сообществ есть какие-то цели, миссия, которой занимаются участники. В СССР большая часть жизненных моделей спускалась сверху: государство объясняло нашим родителям как жить, как растить детей, как работать, о чём думать и в каких форматах развлекаться. И когда этот пионервожатый исчез, люди оказались предоставлены сами себе. 

По моему опыту скажу, что люди не всегда понимают, что они сами кузнецы своего счастья. Если тебе чего-то не хватает в городе — какого-то вида развлечения, какой-то активности — нужно просто брать и делать.

Например, в Алматы три года назад впервые был проведен «Тотальный диктант». Ровно потому, что человек очень хотел написать его, а никто его не организовывал. Он ждал, ждал, плюнул на всё, списался с организатором и провёл его сам. Правда, он всё еще его не написал, так как теперь он организтор, и знает текст наперед. Есть такая проблема: я тоже организовывал PechaKucha для того, чтобы выступать на ней, но теперь это получается гораздо реже. 

Люди в Казахстане не объединяются вокруг идей. Есть две крайности: либо сообщества, актуализируются систематически, но очень редко (например, команда «Тотального диктанта» оживает и объединяется раз в год), либо сообщества спонтанно возникают и также спонтанно растворяются (например, некоторые алматинцы объединились с целью защиты дома на Мира-Кирова. Но это сообщество быстро растворилось, а ведь могло превратиться в команду людей, которые бы добились внесения других красивых и старых домов в список охраняемых государством).

Также люди хорошо организовываются вокруг своих утилитарных интересов. Например, классно социализируют клубы бега, которые организовывают регулярные тренировки, на которых знакомятся люди. Но они не объединяют вокруг идей. PechaKucha стабильно проводится раз в месяц на протяжении трёх лет, объединяя даже не людей, а идеи внутри них. 

Говорим ли мы о политике? Ну, это смотря что понимать под словом «политика». Если вы имеете в виду деятельность правительства или политических партий, то довольно редко. А если понимать политику шире — то тогда мы говорим о ней постоянно. Выборы в парламент или в президенты — это верхушка политического айсберга. Я думаю, что политика — это все, что является публичным, общественным.

Проблем с властями у нас не возникало. Во-первых, мы очень маленькие. То есть максимум людей, на которых вы можете распространить свою идею — 50 человек. А с другой стороны, у нас нет острых тем. Потому что у нас собираются люди, которые понимают, что изменения общества происходят внутри самого общества. И это конструктивные изменения: мы обсуждаем, что нужно создать, а не что разрушить. 

Если сравнивать с тем, что можно найти в интернете, PechaKucha в интеллектуальном смысле дать ничего не сможет. Просто откройте сайт TED — и всё, вас на несколько месяцев нет. Качество контента в Сети никак не сравнимо с контентом, который есть на PechaKucha. В этом смысле она проигрывает.

Но есть другая фишка — TED никогда не расскажет о том, что происходит в вашем городе. Вы никогда не узнаете на их сайте, что существует прекрасная Алеся Нугаева с проектом «ЭТО-двор», которая делает детские площадки. Или о Тимофее Банникове, который собирает деньги на печать плакатов про змей Казахстана, чтобы бесплатно раздать по всем школам страны.

Недавно на PechaKucha он рассказывал, что есть виды, которые физически уничтожены, и теперь стоить задача защитить другие от вымирания. Да, об этом можно прочитать в СМИ. Но на нашей площадке не просто обсуждаются очень локальные темы — вы можете потрогать этого человека, подойти к нему после выступления и поговорить, о том, как вы можете помочь или подружиться.

Человек — существо социальное. Интернет даёт нам иллюзию, что мы вместе с глобальным миром, но людям все равно нужно встречаться оффлайн. И PechaKucha даёт эту возможность. 

Конечно, всё, о чём я сейчас говорил, это альтруизм. Есть и прагматические моменты. Во-первых, я получаю возможность быть на сцене — со своим преподавательским прошлым люблю быть на публике и чего-нибудь говорить.

Во-вторых, если PechaKucha сама по себе является социальным хабом, то организатор является его ядром, он включён в социальные связи: «я знаю — меня знают». Этот ресурс позволяет реализовывать какие-то другие проекты, даёт возможность быть социальным животным на полную катушку. 

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe