×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

«Я не наркоман, я юзаю»

Анонимный источник рассказал The Steppe о своих предпочтениях, сложностях с дилером и почему о наркотиках не принято говорить
2016-09-20 | Автор: The Steppe

Внимание. Пропаганда, распространение и другие активности, связанные с наркотическими и психотропными средствами, преследуются законом (см. Закон Республики Казахстан от 10 июля 1998г. N 279-1 О наркотических средствах, психотропных веществах, прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупотреблению ими (c изменениями, внесенными Законами РК от 05.05.2000 г. N 47-II; от 31.05.02 г. N 327-II; от 20.12.04 г. N 13-III). Редакция The Steppe не поддерживает практику употребления наркотиков и наркотическую зависимость, но считает, что тема наркотиков несет общественную важность и должна подниматься в СМИ. 


Про кокос, траву и колеса

Привет. Я не скажу, как меня зовут и сколько мне лет. Я молод, живу в Алматы, хорошо зарабатываю и люблю жизнь. 

Первый стаф я попробовал в 14 лет, это была трава. Cтоила 500 тенге и не сказать, чтобы мне нравилась – это был определенный экспириенс, к которому я вернулся осознанно уже в 25 лет.

Потом я попробовал экстази лет в 19, когда подруга привезла из Питера маленькое зеленое симпатичное колесо. Мы пошли на трансвечеринку в клуб, которого уже нет, и я дэнсил – дэнсил, а потом резко наступило шесть утра. Клуб был за городом, а я уговорил всех идти домой пешком, так что они меня ненавидели. Дальше все как в тумане.

У меня стерся тот период, когда я начал пробовать другие наркотики, нюхать порошки. В наркотиках я непрофессионал. Мне позиция любителя гораздо ближе во всем: от увлечений до работы. Так вот, как любитель, я понятия не имею сколько существует видов наркотиков, я пробовал только базовые вещи: ЛСД, MDMA, кокаин, траву, различные колеса и экстази.

Мой любимый наркотик – кокос (кокаин). Это лучшее, что может случиться с человеком, я считаю. Он не изменяет сознание, но превращает тебя в «сверхчеловека»: увереннее, с расширенным пониманием сути вещей, такое чувство, что обмен между полушариями происходит в два раза быстрее.

Марки я не люблю – у них тяжелый приход: плохо себя чувствуешь, живот крутит, тошнота, ком в горле. Плюс, марки – психоделики и действие напрямую связано с тем, что у тебя происходит в голове. Если ты спокоен, то и под маркой будешь чувствовать себя хорошо, но если есть страхи или опасения, то готовься видеть монстров и испытывать панические страхи. Марки визуализируют образы из подсознания.  

Со временем я понял, что не люблю все психоделики. Они изменяют сознание, хотя некоторые знакомые говорят, что такие вещества чистят мозг от негатива и ты как будто рождаешься заново на следующий день. Возможно, я до них дорасту, но пока мне по душе эйфоретики – они помогают слегка расслабить мозг, а это милое дело, когда ты занят интеллектуальным трудом.

Про колеса сложно сказать что-то конкретное, потому что в них миксуют субстанции. Как правило, это эйфория и скорость. Редко случается что-то страшное, но большинство можно юзать только по половинке, так как сложно что-либо предугадать, а еще попадаются сильные колеса, которые могут тебя убрать так, что будешь сидеть и улыбаться два часа, как дурачок.

От седативных наркотиков, как гашиш, не хочется много двигаться – нужно наблюдать какую-то картинку, фильм и размышлять. Размышления – важный момент, потому что пребывая в измененном состоянии, важно концентрироваться на вещах, которые с тобой происходят и вынести из этого пользу. Иначе зачем юзать? Если съел колесо и весь мир стал ярче, нужно сконцентрироваться на яркости, а не прятаться в темный угол. Ведь когда ты пьешь кофе, глупо сопротивляться бодрящему эффекту.

Порошок MDMA изначально продается в форме кристаллов, которые нужно растереть в пыль, растворить в воде и выпить. Это чистый эйфоретик, от которого каждого считаешь обалденным.

Про сервис, цены и доставку

В Алматы я хорошего дилера пока не нашел. Хороший – значит может предоставить подробную информацию о том, что он предлагает и действовать кратко, понятно и четко по времени. Если он говорит, что сегодня деньги, а завтра стулья, так и должно произойти, а у нас чаще всего «подъезжай ко мне через час, ой, нет, завтра или послезавтра».

За границей, я не буду называть конкретные города, ты звонишь по телефону, а через час тебе привозят заказ в нужном количестве и ассортименте. В Алматы приходится в начале деньги, а потом стаф, а еще отсутствует доставка. Почему? Небольшой спрос и высокие цены.

С колесами в Алматы всегда все плохо – найти хоть какие-то колеса достаточно сложно, а именно те, которые хочешь, на грани фантастики. В остальном по-разному: бывает есть все в изобилии и по нормальным ценам, а иногда нет вообще ничего и ты либо отталкиваешься от того, что есть, либо ничего не потребляешь. Отчего это зависит я понятия не имею, потому что, как уже говорил, я только любитель.

Про запрет, менталитет и культуру  

Наркотики – это не та часть жизни, которая должна афишироваться, это личное дело каждого. Государство их запрещает как проституцию или некоторые виды оружия, которым разумные человек найдет полезное применение, а дурак натворит дел, но согласитесь, дурак и об сковородку может разбить голову.

Все не запретишь, но в рамках нашего государства наркотики стоит ограничивать, потому что народ не готов. Чтобы это было безопасно, юзер должен вдаваться в подробности, много гуглить и читать. Вы много знаете таких сознательных? С другой стороны, все что происходит с обществом напрямую зависит от общества и, если у нас этого мало, значит, и не нужно.

Казахстан формировался под семейными ценностями и прочими традиционными вещами. У нас отсутствует история культуры, особенно, музыки, а музыка и наркотики всегда идут рука об руку. Наркотики популяризировали на концертах, через музыкантов, вспомните хотя бы хиппи и рейвы. У нас этого наследия нет и взяться ему неоткуда.

Субкультура слабо развита, но я и не хотел бы, чтобы она развивалась. Кому надо, те юзают и не доставляют никому дискомфорта, в отличие от тех, которые пьют алкоголь и пристают к окружающим. Юзеры – это пацифисты, которых не волнует политика и общество. А если потребляешь эйфоретики, под ними невозможно сделать что-либо плохое. Я бы лично никогда не стал юзать с негативными людьми, которые жалуются на жизнь, работу, политику, зарплату – с теми, кто перекладывает ответственность на других.

Синтетические наркотики у нас непопулярны и у меня есть теория на этот счет. Люди в Казахстане закрытые, боятся показывать чувства, а под действием синтетических наркотиков ты становишься открытым и не знаешь, как будешь себя вести.

Про рекламщиков, тусовки и бояки

Человек должен пробовать наркотики, только когда он уже имеет сформировавшийся стержень и способен отличить реальный мир от того, который видит под действием наркотических веществ. Очень легко, знаете, захотеть жить в другом мире, потому что в нем больше ярких красок. Но как разумный человек я понимаю, что это фейковый мир, который лишь иногда приносит удовольствие.

Существует миф, что все наркоманы работают в сфере рекламы или пишут. Он родился из фильмов «99 франков» или «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». На самом деле это люди из разных сфер, от парикмахеров до бухгалтеров. А вот фильм «Реквием по мечте» отлично показывает, что бывает, когда люди юзают наркотики, пытаясь забыться и убежать от реальности.

Если упоролся психоделиками, тебе не стоит гулять по городу и садиться за руль. Я бы даже на велосипед не сел. А если цель пойти и оторваться на вечеринке, не стоит пробовать новое, чтобы знать, что с тобой произойдет. Если есть сомнения, сделай все, грубо говоря, в мягкой комнате.

Во многие популярные заведения, назовем их масс-маркет, люди приходят пьяные, кто-то от алкоголя, а кто-то от наркотиков. Мне ни разу никто ничего внутри не предлагал, но когда сам юзаешь, можешь легко понять под чем человек так дэнсит. От наркотиков все хотят пить и я заметил, что в мэинстримных местах задрали цены на воду. У всех расширяются зрачки. Но когда со здоровьем не все хорошо, наркотики могут действовать по-другому. Можно пролежать два часа навзничь, все понимать, но не мочь пошевелиться.

Иногда компании собираются поюзать психоделики, грибы или ЛСД, которые вызывают визуальные эффекты. Ребята едут за город, в пространство, ограниченное от внешнего мира. Эффект ярче, если создать атмосферу: развешать фонарики и ультрафиолетовые лампы.

Среди знакомых, 15–20% похожи в этом смысле на меня, еще 10–15% периодически могут поюзать за компанию, если идут на специальную тусовку, а остальные не употребляют. Это средняя статистика для Алматы, а в более развитых городах и странах ситуация обстоит иначе. Во многих местах происходит декриминализация – раньше за продажу сажали на срок до 10 лет, а за использование до пяти, теперь – за использование не наказывают, а за продажу штрафуют. У нас все по-старому: за использование дают до двух лет, а за продажу, я даже не хочу знать, потому что я этим не зарабатываю на жизнь.

Бояки (так в сленге называют моменты, когда тебе страшно) со мной случались два раза. Последний раз под марками я почувствовал чье-то дыхание за спиной, увидел чудовищ, но быстро понял что к чему и настроился на нужный лад. А первый экспириенс произошел давно. Я не буду рассказывать рецепт, потому что эта термоядерная штука делается из конопли, которая в нашем регионе растет повсюду. Эффект длился шесть часов: сначала было дико смешно, потом визуальная картинка исказилась, появились визуальные и звуковые галлюцинации, а потом бояки, после которых страшно разболелась голова и я уснул. Я этого не повторял.

«Я не считаю себя наркоманом»

Я не наркоман, потому что у меня в жизни много прекрасного помимо наркотиков. Я не хочу всегда быть под стафом, только периодически – это как периодически выпить бокал красного вина под кусок сочного мяса. А наркоман – это как алкоголик, который пьет все подряд изо дня в день, много или мало, сколько есть – он без этого не может.

Грань между юзером и наркоманом тонкая, согласен. Но ведь это понятие было навязано нам словарями и обществом, а градиентов и оттенков в жизни масса и называть человека наркоманом, только потому, что он юзает, это искажение действительности.

Если моей бабушке кто-то скажет, что ее внук наркоман – она навряд ли продолжит воспринимать меня как раньше, она увидит клише и подумает, что все пропало. Ей навряд ли потом уже объяснишь, что я клей по подъездам не нюхаю.  

Мне сложно провести параллель и сказать, что стало бы с моей жизнью без наркотиков. У меня только одна жизнь и один экспириенс. Но я знаю точно, что моя зависимость основана только на желаниях – я никогда не жил инертно, на автомате, все делал осознанно и юзал сугубо, чтобы посмотреть на вещи под другим углом и релакснуть.

Наркотики относятся к личной жизни, а ее я предпочитаю напоказ не выставлять. Я не публичный человек и предпочитаю оставаться за кадром. Обсуждать наркотики – это то же самое, что обсуждать женщин. Неприемлемо.


Иллюстрации: Дияра Шукбарова

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe