×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Спецпроект «Молодые ученые Казахстана»: программист Бейбут Амиргалиев

Думаете, что наука это самое неприбыльное и неблагодарное дело на земле? Бейбут Амиргалиев – кандидат технических наук, и он старается развеять эти стереотипы. «Степь» встретилась с Бейбутом и поговорила о его команде, разработках и техническом будущем Казахстана.
2016-08-11 | Автор: Анастасия Щурова

Меня с детства интересовали точные науки – математика, физика, информатика. К тому же, мои родители преподают математику в Университете имени Сулеймана Демиреля. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что я занялся наукой. После школы у меня не было цели уехать учиться за границу. Мне кажется, что бакалавриат можно закончить и в Казахстане, а вот дальше уже по возможности. В 2004 году в Алматы было несколько ведущих университетов: КБТУ, КазНУ и КазНТУ. Я выбрал КБТУ, потому что в то время это был совсем новый университет и создавался он совместно с британским университетом, и мне показалось это перспективным.

Во время учебы я занимался распознаванием рукописного символа. Сказать, что в тот момент я полностью разработал систему, которая может переводить текст из рукописного в печатный, я не могу, но у меня получилось это на отдельных буквах. В данном направлении используются нейронные сети. Нейронная сеть – это такой математический аппарат, который позволяет моделировать работу мозга. Самый известный продукт, в котором сейчас они используются, – это Prisma. 

После окончания университета я хотел поступить в магистратуру по программе «Болашак», но не прошел тест и поступил в КазНТУ. В то время я уже работал в банке разработчиком, но потом решил, что нужно двигаться дальше и начал работать над проектами вместе с учеными. Эти проекты и вылились в мою кандидатскую диссертацию.

Темой диссертации было моделирование интонационных составляющих казахской речи. Эта разрабатывалось для системы синтеза речи. Синтез речи – это система, которая может озвучивать письменный текст. Вы, наверное, замечали, что при синтезировании речь получается, как у робота. Моя цель была в том, чтобы максимально приблизить эту речь к человеческой. Чтобы человек не мог отличить, кто это говорит – компьютер или человек. Мне удалось достичь в этом определенных результатов, которые я охватил в диссертации и успешно защитился.

На четвертом курсе бакалавриата я начал работать. Сперва я работал в банке, потом ушел в преподавание. Сейчас я ассистент профессора в МУИТ. Это достаточно высокая академическая должность. Я веду несколько курсов и занимаюсь составлением учебных программ. Моя цель – составлять программы обучения так, чтобы в будущем выпускники университета были как можно больше интересны работодателям. Также я преподаю, занимаюсь руководством и рецензированием дипломных работ и магистерских диссертаций. После того, как я начал преподавать в университете, два года я не занимался исследованиями. Это время ушло на адаптацию. Нужно было научиться работать со студентами. Научиться объяснять то, что ты знаешь. То что не знаешь, нужно было узнать. И поэтому я не занимался исследованиями, а только преподавал. 

В это время я увидел объявление о конкурсе для молодых ученых, который устраивал Всемирный банк совместно с Министерством образования и науки РК. Победителям выделялся грант на финансирование их идеи. Условия были очень лояльные: взамен требовалось только показать первые показатели коммерциализации разработки. В 2012 году я уже участвовал в этом конкурсе, но в составе другой команды, и мы выиграли этот грант, но по определенным причинам, я не смог там работать. Через год я собрал свою небольшую команду и подал заявку уже как руководитель. Конкурс был очень большим. Участвовало около 500 команд, из них выбрали 15 проектов. Мы выиграли конкурс и по условиям должны были открыть компанию. Так появилась моя компания – ABY Applied Systems. 

Мы представляли идею по распознаванию движущихся объектов. В Казахстане на улицах не так много видеокамер, а вот, например, в Сингапуре на каждые десять метров – по три-четыре камеры. Из-за этого в дата-центр поступают огромные потоки информации. А чем больше информации – тем больше операторов нужно нанимать, чтобы следить за всеми этими камерами и максимально быстро реагировать в экстренных ситуациях. Мы разрабатывали специальные алгоритмы, которые позволяли находить нам человека или считывать номер автомобиля. Идея была в том, чтобы помочь оператору. Среди огромного количества камер должна была акцентироваться именно та, в которой происходит что-то выходящее из рамок. И оператор мог увидеть это и быстро устранить проблему. Мы сконцентрировались на проблеме распознавания автомобильных номеров. Эту систему можно использовать для мониторинга трафика, для выявления нарушителей. Или, например, мониторить, какие машины заезжают на парковку и выезжают оттуда, чтобы необязательно брать карточку, а использовать мобильное приложение и оплачивать парковку по номерному знаку. Нам удалось коммерциализировать данную разработку и внедрить пилотную версию в МУИТ, ТРЦ «Глобус» и еще нескольких бизнес-центрах. Мы хотели пойти дальше и предложить эту систему Акиматам, но сейчас пока что переключились на другой проект.

Проект называется интеллектуально-информационная система мониторинга качества дорог для повышения безопасности вождения. В Алматы есть проблема: качество дорог меняется от сезона к сезону, но очень часто происходит ремонт на тех улицах, которые его не требуют. Скажем, по Абая, Аль-Фараби, Сатпаева. У города нет механизма, который позволит отслеживать, как меняется качество дорожного покрытия. По статистике более 10 процентов аварий происходит из-за плохих дорог. Мы бы хотели предоставить механизм для города и непосредственно жителей, чтобы они могли своевременно получать уведомления о наличии проблем на определенных участках дороги. Этот инструмент будет удобен и для Акимата, так как там смогут отслеживать качество дорог, не нанимая для этого какие-то дорогостоящие машины. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это мобильное приложение Piroq (Ping Road Quality), которое сможет установить каждый житель города. Водитель устанавливает себе мобильное приложение, нажимает на кнопку «Поехали», и с этого момента начинается мониторинг его вождения. Но мы подумали, что никто не станет использовать приложение для мониторинга качества дорог. Кому захочется специально ездить по плохим дорогам? Поэтому мы решили обратить это немного в другую форму и представить в виде сервиса, который позволит оценивать и улучшать качество вождения водителя – насколько хорошо он ездит и какие аспекты надо улучшить. И все это выводится в коэффициент вождения, скажем, 75. Если он падает ниже 70, то водитель получает от нас рекомендации. Соответственно, у человека в арсенале будет мобильное приложение, которое дает ему полный анализ его езды: какая у него средняя скорость, сколько раз он наезжал на кочки и совершал ли какие-то посторонние действия. И он может видеть не только текущий, но и предыдущие дни, и, например, анализировать, сколько он времени тратит на поездки. Это очень удобно.

Также дополнительно мы хотим сотрудничать со страховыми компаниями, чтобы они могли конвертировать баллы в бонусы, и обменивать эти бонусы на скидку на страховку. На западе действует такая практика. Когда спрашиваешь у людей установили ли бы они приложение просто для анализа, они сомневаются, но когда ты говоришь, что за хорошую езду ты будешь получать какие-то бонусы, например, скидки на автомойке или бесплатную парковку, то появляется мотивация. Не секрет, что в скором времени в центральной части города все парковки станут платными, а с помощью приложения люди смогут бесплатно парковаться, если будут хорошо ездить. И у людей будет мотивация, что приложение не только занимается мониторингом, но и позволяет экономить.

Я не собираюсь уезжать из Казахстана, но есть цель выходить на зарубежный рынок. Но чтобы запустить какой-то проект за рубежом, нужно всегда сначала протестировать его на местном рынке, а потом уже выходить на зарубежный. И это необязательно Кремниевая долина. Это может быть и Юго-восточная Азия, очень перспективное направление сейчас. Казахстан – достаточно маленький рынок, к тому же люди у нас привыкли получать контент бесплатно. А за рубежом менталитет другой. Даже приложение Piroq рассчитано больше на зарубежную аудиторию. Там люди больше задумываются о своем вождении, об ответственности и безопасности.

Моя цель на ближайший год – построить бизнес, который будет приносить доход. Сейчас очень много интересных идей. На воплощение каждой идеи уходит много сил, и большинство идей, которые ты запускаешь, обычно не проходят, и приходится начинать заново. Но каждый раз, когда ты преодолеваешь этот процесс – от идеи до реализации ее первого прототипа, качество твоей работы увеличивается, потому что растет опыт. Надеюсь, одна из таких идей выльется в бизнес. 

Я пытаюсь поймать баланс между наукой и коммерцией. Чтобы все наши научные разработки можно было коммерциализировать. У многих казахстанских ученых есть такая проблема. Они могут заниматься теорией, но рынку это неинтересно. Мы пытаемся идти по другому пути и с помощью науки делать продукт, который будет нужен людям. И это не только проблема Казахстана и постсоветских стран. Когда мы проходили акселерационную программу в Сингапуре, там была организация, в которую входили 600 ученых, которые занимались какими-то супернаучными разработками, но что с ними делать дальше не знали. То есть даже в Сингапуре есть такие проблемы. Как этого избежать? Надо изучать рынок, общаться с заказчиками, клиентами и выяснять, какие проблемы у них существуют, и решать эти проблемы с помощью науки. 

В прошлом году к нам обратилась Ася Тулесова из common sense. Мы познакомились с ней на одном из хакатонов, и она предложила проект AUA. Проект отличался от всего того, чем мы занимались ранее. Там был социальный аспект, и нам проект был интересен именно с социальной точки зрения, а не с коммерческой. Он позволял делать жизнь людей лучше. За два месяца мы разработали два мобильных приложения и написали облачный сервис для хранения показателей пылемера. Мы смогли очень быстро запуститься, и приложение сразу произвело резонанс. Период запуска как раз выпал на ноябрь-декабрь, когда начался отопительный сезон, и невооруженным глазом было видно, что в городе много смога, и показатели достигали 60-кратного повышения. Но в Казахстане есть нормативные законы, которым должна следовать каждая организация, предоставляющая жителям какие-либо данные. И по этой части возникли проблемы, так как устройство не было сертифицировано и не соответствовало тем требованиям, которые были прописаны в законе. И приложение запретили. Но сейчас эта проблема решена, пылемер прошел сертификацию, и мы с Асей скоро вновь запустим приложение. Возможно, получится установить пылемеры в нескольких частях города, чтобы жителям было понятно, что проблема касается не только того конкретного места, где установлено устройство. Мне кажется, что именно благодаря AUA люди начали больше задумываться о такой беде, как загрязнение воздуха. 

Не секрет, что успех любого проекта строится на команде. Сейчас мне удалось собрать хорошую команду. Мы едины в своем направлении, но мыслим по-разному. Каждый стремится внести что-то новое. Мне удалось собрать тех, кто являются и профессионалами, и отличными людьми. Сейчас в моей команде шесть человек. Там есть ребята, которые по программе «Болашак» окончили лучшие университеты мира. Также я работаю со студентами, которых довел от первого до четвертого курса, и, надеюсь, в скором времени я возьму их в свою команду. Мне кажется, очень важно вкладывать именно в подрастающее поколение. Не только на уровне университета, но на уровне школьного образования. Чтобы дети не бездельничали в свободное время, а занимались спортом, творчеством, программированием, робототехникой. 

Молодежь зачастую не хочет идти в науку, особенно выпускники, которые только начинают свою карьеру. Им выгоднее устроиться в какие-то коммерческие структуры, чем в науку. Но в перспективе люди, которые занимаются наукой и пытаются построить на этом бизнес, в конце-концов получат большие результаты по сравнению с теми, кто будет работать на кого-то. Те, кто работает в банках, только и занимаются тем, что переходят из банка в банк в поисках более выгодных условий. А в науке ты каждый день бросаешь себе вызов. Когда ты решаешь проблемы, которые никто не решал до тебя и тебе приходится этим заниматься. Это то направление, которое очень сложно  прогнозировать, которое требует каждый день исследовать, совершенствоваться, заниматься своим развитием. 
Иногда становится сложно или что-то не получается, и тогда думаешь, что возможно где-то ты сделал неправильный выбор. Но потом анализируешь все, что было, и понимаешь, что идешь по правильному пути. Ведь я начинал в банке, а потом ушел в преподавание, кардинально сменив образ деятельности. Являясь небольшим винтиком в системе, сидя в банке и программируя небольшие программы, я ушел в науку. И сейчас мне хочется двигаться в этом направлении. Просто всегда дополнительно нужно заниматься творчеством. Например, сейчас я начал заниматься вокалом. Также я люблю спорт. Я играю в футбол, катаюсь на лыжах, играю в теннис, занимаюсь плаванием. В будущем намерен подключить еще и йогу. Природа, путешествия, спорт, книги, общение с интересными людьми – все это подпитывает тебя. Человек должен расти не только в одном аспекте. 

Мне нравится то, чем занимается Илон Маск – SpaceX, Tesla Motors. Это те разработки, которые в будущем будут очень востребованы. В США сейчас люди активно покупают электромобили, они за зеленую экономику, а государство субсидирует данные покупки. То же касается и SpaceX. Они хотят в десятки раз удешевить стоимость полета в космос, и соответственно в будущем можно будет отправлять туристов в космос за суммы, которые в десятки раз меньше, чем требуются сейчас. И каждый человек, у которого есть хотя бы миллион, может рассчитывать на полет в космос. В последнее время очень много интересных российских и украинских разработок в сфере распознавания образов. Uber сейчас работает над тем, чтобы сделать машины полностью автономными. И эти машины смогут видеть местоположение человека так, чтобы машина подъехала именно туда, где стоит человек. То есть перед тем, как заказать такси, возможно человек должен будет сделать круговой снимок своего окружения. Автономные машины – это вообще очень перспективно. Я бы с удовольствием перешел бы на них, если бы была такая возможность. Надеюсь, в скором будущем все машины будут автономными. По оценкам ABI Research, к 2030 году 40% всех машин будут автономными. В будущем водителям не будут разрешать садиться в машину, где не будет автономного управления и специального робота, который может разрешать критические ситуации. И это будущее может прийти гораздо быстрее, чем мы думаем. Сейчас очень перспективно заниматься этим направлением. 

Есть такое выражение – тыжпрограммист. Это касается всей электроники. Начиная с того, почему пульт от телевизора не работает и заканчивая тем, почему навигатор неправильно определил местоположение. Люди не понимают, что в программировании слишком много направлений. Как, например, в медицине. Нельзя же пойти к хирургу, если у тебя проблема психологического характера. Еще почему-то всем людям кажется, что у каждого программиста есть жесткий диск, на котором есть абсолютно все нужные программы, и к тому же лицензионные. Мы как-то раз снимали офис и по соседству с нами был кабинет судебного исполнителя. Он знал, что мы айтишники и подходил к нам по любой проблеме, связанной с компьютерами. Например у него не работал интернет, мы приходили и включали у него на модеме знак Wi-Fi. Или он подходил к нам, когда у него не получалось объединить две ячейки в одну в Excel или не запускался антивирус. Мы пытались максимально ему помочь, чтобы обратиться к нему, если у нас случится какая-нибудь юридическая проблема. Но, к сожалению, нам так и не понадобилась его помощь. 

Сейчас в планах у меня есть развитие такого направления, как робототехника для детей. Я хотел бы создавать доступные по цене наборы для робототехники. На нашем рынке пытаются продвигать Lego. С Lego, конечно, очень легко работать, но его стоимость очень высока, особенно для детей, которые живут в регионах. В будущем я бы хотел создать альтернативные наборы для робототехники, которые будут стоить не 150 тысяч тенге, а, например, 20 тысяч тенге. Также на прошлой неделе мы запустили месячную программу для школьников 7-11 классов. Программа полностью бесплатная. Мы сами преподаем на волонтерских началах. Было набрано десять детей, и в течение месяца мы будем обучать их программированию и робототехнике совместно с Maker Space Almaty. Программа и контент у нас полностью свой. Мы хотим протестировать и посмотреть, какие будут результаты. Через месяц дети предоставят фидбэк, и мы поймем насколько это эффективно. И потом на основе этих результатов мы хотим открыть курсы программирования и робототехники для детей, но так, чтобы это было максимально доступно. 

Сейчас снижен возраст, с которого человек начинает программировать. Например, моя команда очень взрослая, а в инкубаторе есть люди, которые учатся в восьмом-девятом классах. Средний возраст аудитории – 18-19 лет. И большинство их них очень талантливы. Они уже умеют программировать, создавать свои продукты, даже дизайном занимаются. Некоторые уже добавляют какие-то научные компоненты. Интернет очень дешевый, и у людей сейчас очень много возможностей обучаться программированию, не заканчивая для этого университет. Поэтому я верю, что у Казахстана хорошие перспективы в данном направлении, и в ближайшие десять лет выйдут какие-то продукты, которые будут интересны даже за рубежом. И Казахстан будет интересен иностранным инвесторам не только по части сырьевых ресурсов, но и как технологический инкубатор новых идей.


Фотографии: Дияра Шукбарова

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe