×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Откровение андрогина из Алматы: «Есть прямая взаимосвязь между тем как люди воспринимают меня и уровнем их образованности»

Кирилл Флаймен – единственная в Казахстане модель-андрогин. Нет, он не гей, не трансгендер и не гермафродит. Он обычный парень, в некоторых ракурсах похожий на девушку. У Кирилла каштановые волосы до пояса, мягкие черты лица, бархатный голос и стальной характер, потому что всю жизнь приходится «коммуницировать с обществом, которое отказывается принимать тебя таким, каким ты родился».
2016-07-15 | Автор: Кристина Никулина

О том, что у меня необычная внешность, я узнал еще лет в 12. Кто-то говорил что я похож на девушку без эмоциональной окраски, а кто-то не стеснялся проявлять все грани агрессии от отвращения до ненависти. Теперь я привык, что иду по улице, а мне в спину незнакомый человек орет, что я гей, трансвестит и еще непонятно кто, проклиная меня на чем свет стоит, а с 12 до 16 лет ни один школьный день не обходился без драки. Я боролся.

Андрогинность – внешность, соединяющая в себе признаки обоих гендеров. Понятие берет корни в религиозной мифологии: в Древней Греции, Индии и Египте андрогинами считали перволюдей – полубогов, породивших человечество. Позже, андрогинность перевоплотилась в красках творцов эпохи Возрождения – «Иоанн Креститель» Леонардо да Винчи и мальчики в живописи Караваджо – яркие примеры тренда. Считается, что начало андрогинности в моде положил Ив Сен-Лоран, одев манекенщиц в смокинги 1966-м. А уже в 2010-м с модной индустрией случился Андрей Пежич – австралийская манекенщица-трансгендер сербскохорватского происхождения.

У девушек-андрогинов резкие черты лица и плоская грудь. У парней-андрогинов, напротив, мягкие черты лица, узкие плечи и хрупкое телосложение. Это теория, а в реальности все андрогины разные – кто-то переживает переходный период и близок к смене гендера, кто-то плывет по модному течению, а кто-то страдает от психологических расстройств. Для Кирилла андрогинность – это данность, которую он решил использовать, как свое конкурентное преимущество в казахстанском модельном бизнесе.

На данный момент я единственная модель-андрогин в Казахстане. Было два других парня, но оба не выдержали давления со стороны общества. Один улетел жить и работать в Москву там андрогином быть проще. Второй покинул модельный бизнес легче спрятать свою андрогинность, если ты не на виду. Для меня эта ситуация двояка: с одной стороны, теперь я – эксклюзив, единственное такое предложение на рынке и могу ломить цены за показы и съемки. С другой конкуренция предполагает развитие, а теперь конкуренции нет и развиваться приходится с оглядкой на Россию и Запад.

Амбиций стать моделью у Кирилла не было – он вообще продавал отопительные котлы для частных домов в промышленной компании, пока в 2015 году знакомый фэшн-фотограф Александр Сахар не стал спасательным пинком в мир моды. Все оказалось просто: подал заявку, пришел на закрытый кастинг, через 30 минут отправился домой, с контрактом. Самым сложным во всем процессе оказалось найти туфли на каблуке 45-го размера для кастингов и показов. Совсем скоро он в этих самых туфлях впервые ступил на подиум Kazakhstan Fashion Week в женском образе от дизайнера Ерлана Жолдасбека. С тех пор Кирилл постоянная фишка этой недели моды. Его туда не берут в мужских образах, хотя на Mercedes-Benz Fashion Week, напротив, никогда не берут в женских.

Меня часто спрашивают, что я чувствую, надевая женскую одежду. Ничего не чувствую, я просто ношу вещи. Тем более что я не хожу по улице в таком виде, не наряжаюсь так в клубы и на ивенты.

Я схожу с подиума, смываю с лица мэйк, снимаю платье на бретельках и понимаю, что это только ткань, у которой априори нет гендерного признака. В повседневной жизни я ношу мой любимый черный цвет и одежду унисекс в стиле гранж. Мне чужд напускной эпатаж.

Кирилл – единственный ребенок в семье: мама – русская, белоруска и чешка, а отец – француз и голландец. К деятельности сына они стали относиться нейтрально, только когда убедились, что это не связано с ЛГБТ-сообществом и что их сын не превратится однажды в дочь. Что, кстати говоря, отлично клеится с его основной деятельностью в банке на позиции менеджера по разработке обучающего материала, где он начал работать два года назад. Основные обязанности – создание тренингов и обучающих курсов для сотрудников банка. Где именно Кирилл работает и живет – он никому не говорит из соображений безопасности.

На моих личных страничках в VK, Facebook и Instagram ежедневно появляются комментарии отвратительного содержания – пишут что я гей или трансвестит, насмехаются, пытаются унизить. Только в VK каждый день появляется минимум 1520 таких оскорблений. Иногда я отвечаю, но чаще просто удаляю этот трэш.

Есть прямая взаимосвязь между тем как люди воспринимают меня и уровнем их образованности. Если я выезжаю за пределы города, в область, то первой на своем пути чаще всего встречаю именно агрессию. А вот когда я путешествовал в Испании, наконец, почувствовал себя нормальным, потому что никому не казался странным.

Сейчас у меня волосы по пояс, но так было не всегда. После 9 класса я всерьез настроился изменить свою внешность и жизнь – коротко постригся и подал документы в лицей на поварское дело, а на следующий день проснулся в холодном поту – ну, какой из меня повар?! Больше я не постригался. Я готов идти против течения, если мои цели с ним не совпадают, но мне чужд бунт ради бунта. Моя цель – самовыражение и поддержка креативного мышления без оглядки на общепринятые стандарты и стереотипы. Если нравится майка или джинсы, совершенно неважно из мужского они бутика или из женского – унисекс от Zara или Bershka, например, отлично сидит на андрогинной фигуре.

Чистая кожа, идеально очерченный контур губ, аккуратные ногти, густые блестящие локоны – так и тянет спросить, какие процедуры помогают Кириллу так круто выглядеть. Кирилл улыбается – никакие: волосы он просто моет, брови регулярно корректирует, потому что этого требует агентство, маникюр отращивает, только если грядет съемка про руки или лак для ногтей. На одном из показов Кириллу досталось короткое платье и полупрозрачные брюки и пришлось в срочном порядке брить ноги. Корчится и говорит, что до сих пор мурашки по спине от этих воспоминаний.

Первостепенный стереотип об андрогинах они все представители ЛГБТ-сообщества, а у меня традиционная, то есть гетеросексуальная ориентация. Правда, у всех моих экс-гелфренд волосы были короче, чем у меня.

Сейчас я не состою в отношениях и это не из-за карьеры – просто пока не нашел ту самую. Пока хватает и того, что меня самого часто принимают за девушку, особенно продавщицы в супермаркетах. Я жду свою очередь на кассе, пялюсь в телефон и тут мне говорят «девушка пройдите дальше». Я баритоном спрашиваю, о какой девушке идет речь и тогда у них глаза становятся круглые, размером с тарелку. Я запарился, но не хочу переезжать Алматы мой дом. Я не прячусь в подземелье, а постоянно демонстрирую обществу, что такой моделинг имеет право быть и даже такие люди, как я, тоже имеют право быть.


Фотографии: Диара Шукбарова, Alexandr Sahar (для журнала Public Magazine), Данияр Сарсеев (для салона Gaziza)

0 комментариев

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe