×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Бектур Искендер: «Власть боится нас больше, чем мы её»

Как основать школу журналистики для подростков и стать первым человеком из Центральной Азии, выступившим на мировой конференции TED
2016-04-26 | Автор: Айсана Ашим

С Бектуром я познакомилась три года назад на тренинге для журналистов в Бишкеке. Организаторы тренинга – французы, участники – ребята из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана. Десять дней мы носились по городу, делали репортажи, приставали к людям, стучались в неродные администрации, уплетали плов в «Фаизе», обсуждали культурные различия и слушали лекции. На одной из них и выступал Бектур Искендер – уже тогда известный журналист и основатель общественного фонда «Клооп Медиа», за которым стоит новостной портал Kloop.kg и необычная школа журналистики. Уникальность последней в том, что в ней действительно не сколько учатся, а работают настоящие школьники. Мальчишки и девчонки днем ходят в школу обычную, а далее – в Kloop, где добиваются честных интервью и даже отставок чиновников.

И вот, три года спустя, Бектур оставляет свое детище бывалым школьникам и запускает стартап для журналистов под названием Viximity, испытания которого он проводит в Сан-Франциско. В перерыве он успевает выступить на мировой конференции TED в Ванкувере и поговорить со мной по скайпу.


 

Суббота, в Алматы 8 утра, в Сан-Франциско – еще вечер пятницы.

— Бектур, привет! Расскажи, как тебе удалось стать TED fellow?

— В августе 2015 года я совершенно случайно набрел в интернете на объявление о конкурсе TED Fellowship. Ежегодно на TED (это известная конференция в мире в области технологий, образования и дизайна) ведь отбирают не только спикеров, которые участвуют в основной сессии, но и так называемых fellows – 20 человек, еще не ставших столь богатыми и знаменитыми, но делающие что-то необычное в своей сфере. Они выступают в самом начале конференции, перед тем, как на сцену выходят Нобелевские лауреаты или миллиардеры. В ту же ночь я заполнил анкету, отправил и забыл. Я не рассчитывал, что стану «феллоу» – конкуренция нешуточная, за место борются несколько тысяч человек со всего мира. А в октябре меня позвали в следующий отборочный раунд, а далее сказали, что я вошел в заветную двадцатку.

— Как думаешь, почему тебя выбрали?

— Думаю потому, что Kloop – проект действительно необычный. Похоже, что в мире нет подобного проекта – успешный новостной сайт, пятый по популярности в стране, который задает тренд и не дает покоя правительству, притом авторы на нем – молодые люди в возрасте от 14 до 18 лет.

— Как возник Kloop? В чем его концепция?

— Вначале была лишь школа журналистики с таким уклоном на практику, что студенты должны были публиковать свои материалы уже на вторую неделю обучения. Естественно, им нужна была некая площадка – так и появился Kloop.kg. Но мы и представить себе не могли, что так быстро выйдем на лидирующие позиции. Мы молоды, ничего не боимся и очень сильно выделяемся среди СМИ. Революцию в 2010 году мы освещали лучше всех: когда кыргызские СМИ до последнего момента писали, что власть контролирует ситуацию – в то время как оппозиция уже контролировала целую область, мы были единственные, кто писал правду. Тогда к нам пришла известность на уровне страны.

С тех пор наши ребята успели рассказать о многом, притом темы они выбирают самые смелые и серьезные. Так, они писали о пытках в тюрьмах и полицейских участках, в то время как в Кыргызстане об этом говорили считаные СМИ. Мы очень много внимания уделяем политике: к примеру, полностью освещали коррупционные схемы в министерстве образования, открытие которых привело к отставке чиновника.

К слову, было два чиновника, которые были вынуждены уйти со своей работы после наших публикаций. Практически ни одно важное событие в стране не прошло мимо нас. Я страшно горжусь тем, как мы освещали WikiLeaks и как мы первыми расследовали все те депеши, которые публиковались. Я страшно горжусь тем, что мы внедрили кучу новых форматов и были в стране пионерами во многих технологичных штуках: онлайн-трансляции, использование дронов и так далее. Сами того не ожидая, мы задали тон журналистике Кыргызстана на многие годы вперед. Вот, собственно, то, что из себя представляет Kloop – крутой независимый новостной сайт, в котором все авторы подростки.

Мы молоды, ничего не боимся и очень сильно выделяемся среди СМИ.

— Вот я слушаю тебя и задаюсь вопросом: почему еще нигде не сделали подобное? Почему это появилось именно в Кыргызстане?

— У нас случилась комбинация факторов. С одной стороны, в стране должен присутствовать какой-то кризис. Необязательно политический, по крайней мере, кризис в журналистике или хотя бы никудышное журналистское образование. С другой стороны, нужно, чтобы в стране была достаточно высокая свобода слова. В Кыргызстане у нас все так и совпало в одном отрезке времени, что способствовало появлению «Клоопа». Свободы слова у нас, несомненно, больше, чем в Казахстане и вообще в Центральной Азии.

— Каково работать с подростками?

— Это классно. У них куда меньше страха, чем у взрослых. И это хорошо, потому что бояться не надо: власть не так страшна, как кажется, и власть боится нас еще больше. Мы учим молодых людей спрашивать с власти. Молодые люди эту идею очень хорошо подхватывают, особенно подростки. Потому что во всех остальных сферах подростки обычно подвергаются снисходительному отношению в силу возраста. А тут они попадают в среду, где им говорят условно, мол, позвони этому депутату и спроси-ка куда деньги делись. Они загораются, и результаты получаются сногсшибательными. Они смелые, схватывают на лету, их мозг не засран шаблонами и стереотипами. Со взрослыми журналистами, напротив, ситуация часто безнадежная, как показывает мой опыт работы.

И это хорошо, потому что бояться не надо: власть не так страшна, как кажется, и власть боится нас еще больше. Мы учим молодых людей спрашивать с власти.

— Нет проблем с законом по этой части?

— Нет, потому что подростки не занимаются физическим трудом. Журналистика – работа творческая, и у них есть все права ею заниматься. Что касается безопасности, у нас есть два принципа. Во-первых, если материал чересчур рискованный или подросток сам боится публиковать свое имя, то мы берем авторство на себя. Так было, когда мы расследовали деятельность сына президента Бакиева, Максима. Автором указали меня, я и попал под удар.  К  счастью, после революции, в Кыргызстане ситуаций, где что-то может угрожать жизни и безопасности журналиста, практически нет и, надеюсь, не будет. Во-вторых, событие, которое может представлять хоть какой-то риск для журналиста, едет освещать только тот журналист, которому есть 18 лет.

— Сколько же в Kloop молодых журналистов?

— Ну, смотрите. Мы существуем девять лет, в год у нас обучались примерно 40 человек. То есть, в общем через нас прошло 350–400 подростков. Из них лишь примерно четверть стала журналистами – и это нормально, Кыргызстану так много журналистов и не нужно. Но штука в том, что дети, которые прошли школу Kloop, учатся чему-то более важному чем просто журналистика – они учатся не бояться, стоять за себя и спрашивать с власти. Это безумно важно, потому что, к сожалению, в каждой центрально–азиатской республике власть думает, что ей принадлежит страна, хотя это не так.

Я считаю, это круто, что мы взрастили ребят, у которых, к примеру, теперь за плечами в 15 лет опыт расследования дел, связанных с МВД. В какой бы сфере эти ребята потом ни работали, они будут смелее, чем многие, и каждый из них будет улучшать свою сферу.

Потому как в Кыргызстане многие проблемы происходят либо из-за низкого уровня образования, либо из-за того, что люди боятся. Боятся чиновника, налоговика, комитетчика или еще кого-то.

Для меня была показательной история, которая в полной мере раскрывает нашу идеологию и которая дает понимание, что Kloop – это не только о журналистике. Я рассказывал эту историю и со сцены TED в феврале.

В 2014 году у нас парламенте работали два журналиста – девочки 15 и 16 лет. Они обе очень умные и мы уже привыкли, что подростки способны отвечать за такие вещи. Как-то они освещали сессию, а после вышли на улицу – обычный день. И вдруг видят депутатскую машину с абсолютно затонированными передними стеклами. А это в Кыргызстане запрещено. Естественно, девочки достают камеры и начинают снимать. К ним подходит охранник. Возникает следующий диалог:

- Вы зачем снимаете?

- Для материала надо, вот и снимаем.

- Для какого материала? Вам кто разрешал?

- А мы перед вами отчитываться не обязаны.

Охранник пытается закрыть им обзор, выхватить камеру. Девочки же продолжают снимать и говорят: «Слушайте, мы, вообще-то, имеем право тут находиться и делать сюжет. Так что давайте мы закончим наш материал, а потом разберемся».

Так как они снимали все на видео, диалог тоже сохранился. Когда я услышал его, мне стало так хорошо на душе. Вот, о таком поколении я мечтал, понимаете? Я подумал, что если мы сможем всех подростков сделать такими смелыми, то, когда они вырастут, Кыргызстан будет совсем другой, в тысячу раз круче. Ведь многие взрослые в такой ситуации испугались и тут же бы убрали камеру. А тут – подростки, которые знают свои права и готовы их отстаивать.

Если мы сможем всех подростков сделать такими смелыми, то, когда они вырастут, Кыргызстан будет совсем другой, в тысячу раз круче.

— Почему ты говоришь обо всем в прошедшем времени?

— Я уже год особо не занимаюсь проектом, нахожусь в роли наблюдателя, а вся власть теперь у молодого поколения. Я и второй основатель Kloop, Ринат Тухватшин, сейчас делаем новые вещи в Америке.

— Да, я уже наслышана о Viximity. Желаю вам успеха! Давай вернемся к TED. Как проходила подготовка к выступлению?

— Подготовка была очень длинной, намного больше, чем, как я представлял, готовятся к четырёхминутному выступлению. У нас было несколько репетиций по скайпу в течение двух месяцев. В Канаду нас также всех привезли заранее и мощно готовили. На генеральной репетиции я, если честно, страшно облажался. Да и каждый из «феллоуз» запнулся, все нервничали, это нас очень сблизило в итоге. За день до выступления я отрепетировал свою речь раз тридцать, довел ее до автоматизма, благодаря чему мне удалось выступить без особых заминок.

— Выходит, рассказывал ты о Kloop. Какова была реакция слушателей?

— Полагаю, людям было интересно. Мало кто вообще что-либо про Кыргызстан знал, а тут еще история интересная – подростки что-то прикольное делают. После выступления ко мне подошло много людей. В коридоре я встретил Мег Райан, которая сказала, что я молодец.

Атмосфера там невероятно крутая – все с интересом и уважением относятся к идеям друг друга. Мне очень понравилось то, что было очень легко общаться с теми, которые вроде бы кажутся знаменитыми и такими недоступными. Все они оказались людьми, а некоторые еще очень приятными. Так, мне удалось хорошо поговорить с Адамом Сэвэджем – это один из ведущих передачи «Разрушители легенд» на Discovery. Учитывая то, сколько всего он сделал крутого, было очень приятно, что он с неподдельным любопытством спрашивал о Kloop.

— Тебе самому чьи выступления понравились?

— Выступление Адама Фосса, прокурора, который работает над проблемой высокого процента тюремного заключения в США, у меня на первом месте. Еще невероятно понравилась Далия Могахед, борец с исламофобией. Крутых выступлений было очень много. Публика, конечно, там совершенно шикарная.

Далия Могахед, TED2016

 

— Если вкратце, что тебе дал TED?

— TED прибавил мне социального капитала. Он колоссально помогает мне сейчас в развитии стартапа в Калифорнии – уровень доверия к тебе вырастает в разы, когда люди узнают, что ты один из «феллоуз». А еще о Kloop написали в мировом Forbes и Wired. Думаю, это дорогого стоит.

Источник фото: TED Conference/Flickr

1 комментарий

-
0
+
Nuri (10:21 / 07-05-2016)
Не люблю длинные статьи, но эту прочитала в взахлёб!

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe