Артур Саудабаев - стартапер, чей проект привлек инвестиции в размере $1 млн от греческого венчурного фонда и нескольких ангел-инвесторов в Лондоне. Часть инвестиций Артур и его партнер из Греции Янис Киахополус планируют расходовать на фонд оплаты труда, аренду офиса и перелеты. Теперь Артур со своей семьей переезжает в Лондон для основательной работы над стартапом. 

Их веб-сервис Causaly анализирует миллионы документов, после чего выявляет причинно-следственные связи, а также создаёт из этих связей сеть знаний. На сегодняшний день в базу Causaly загружено более десяти миллионов документов.

Как все начиналось 

Я родом из Шымкента. Окончил университет по специальности computer science в Дублине по Болашаку, хотя у меня не было никакой тяги к программированию, как это бывает у многих. Меня больше привлекла динамика развития техиндустрии и то, насколько компьютерные технологии меняют наш мир. Ведь они начали абсолютно доминировать и показывать потенциал с очень романтизированным аспектом того, что ты можешь создавать что-то с нуля и творить. 

После окончания университета, в январе 2012 года, я сразу начал свою академическую деятельность в Назарбаев унивеситете. Вся моя карьера начиналась именно там. В университете я начинал как ассистент преподавателя в департаменте робототехники, затем работал исследователем, а последние два года вхожу преподавательский состав в качестве инструктора робототехники.

В 2015 году на одной учебной программе в Калифорнии я познакомился со своим соучредителем Янисом Киахопулосом, дружеские отношения с которым, я поддерживал и после учебы. В прошлом году к нам пришла идея попробовать что-то начать, но пока не знали, что именно. 

Об идее и работе над Causaly 

Я посоветовал Янису прочитать книгу “Guns, Germs and Steel” Джареда Даймонда, которая рассказывает о развитии различных цивилизаций, а также помогает понять, почему именно евразийские цивилизации доминировали в военно-экономической сфере на протяжении долгого времени. Сама по себе книга структурирована как огромный набор факторов, посодействовавших этому. Плотность информации такая колоссальная, что после 30-40 страниц ты забываешь, что читал до этого. Поэтому появляется желание конспектировать. Прочитав книгу, мы поняли, что оба сталкиваемся с такой проблемой, так как  работаем с огромным количеством информации.

Мы пришли к решению хотя бы попробовать создать систему, которая будет извлекать причинно-следственные связи с текстом и создавать сеть знаний. И буквально год назад Янис поднял серию книг по лингвистике и стал внезапно лингвистом. А я стал инженером, и мы начали создавать прототип. Я работал над проектом в свободное от уроков время в течение осени 2017-го, а Янис в это время работал из Берлина. Осенью был готов рабочий прототип, в январе мы были в Берлине, а в феврале переехали и остались в Лондоне. 

С Назарбаев университета я уволился совсем недавно, до этого времени над стартапом я работал в свободное от преподавания время. Вот уже полтора года я работаю без выходных. Бывали времена, когда я спал по четыре-пять часов, так как утром нужно было бежать на занятия, а после работы - успевать уделять время семье и стартапу.  

Конечно, сие минутные задания необязательны, но они должны быть выполнены. Нелегко, когда в команде только два человека. Сейчас мы расширяемся, но вначале нас было двое. Например, если я не программирую и не улучшаю ядро нашей системы, то ее не программирует и не улучшает никто. 

Привлечение инвестиций

Меня часто спрашивают о том, как я привлек инвестиции. Я думаю, это больше заслуга моего партнера, Яниса. Он довольно долго проработал в сфере Management Consulting и очень хорош в коммуникациях. У него получалось быстро понимать проблемы и находить к ним решения. А я же был с академической среды, поэтому в основном занимался разработкой инструментов. Умение найти общий язык было нашим плюсом, потому что люди проявляли интерес и предлагали работать вместе, приглашали на различные программы акселераций и где-то даже инвестиции. 

Многим инвесторам нравился проект, так как у нас был готов рабочий прототип, который полностью показывал наш потенциал. 

Впервые с венчурным фондом Marathon Venture Capital мы начали общаться осенью 2017 года. На протяжении нескольких месяцев мы поддерживали связь, они наблюдали за нашей с Янисом работой, химией между нами, мотивацией, и, конечно, за динамикой продукта.

Мы приняли предложение Marathon Venture Capital, потому что нам очень понравилось работать с партнерами фонда. Они разделяли нашу страсть к видению Causaly, поддерживали и помогали нам в самых различных контекстах. MVC стал лид инвестором нашего раунда.

Есть разница между инвестициями венчурных фондов и бизнес-ангелов. Например, Venture Capital может дать 2 миллиона доллара, а бизнес-ангел - около 50 тысяч. Это физические лица, которые дают небольшие суммы, а потом у них появляются доли в компании, поэтому они будут заинтересованы в успехе проекта. Обычно это опытные люди, которые помогают решать проблемы. От юридических вопросов до вопросов найма сотрудников. В какой-то момент нужно завершать раунд. Можно идти дальше и просить больше денег, но соответственно ты отдаешь еще больше акций компании. 

Также Causaly поддержали ангелы-инвесторы доктор Александр Мошо, Мэтт Клиффорд, Надав Розенберг, Чарли Сонгхерст и Emerge Education.

Как работает Causaly? 

Если сейчас поиск литературного обзора проводится по ключевым словам, то мы даем пользователю условия семантического поиска, то есть поиска по концепции. Когда вы вбиваете в поиск слова, там выходит 100 тысяч статей. Дополнительный скрининг и фильтры сокращают эту цифру до чего-то разумного, но на чтение все же уходит много времени. К тому же можно потерять много информации из статей, которые отфильтровались.

Вы можете спросить, что именно вызывает рак печени и сразу получить ответы в виде связей на уровне концепции, а не тысячи статей, как это обычно бывает. 

Например, вам нужно проанализировать общие причины различных заболеваний. Если у нескольких аутоиммунных заболеваний очень большое количество общих причин, то можно построить гипотезу, что стратегии по их лечению могут быть схожими или, наоборот, разными. Другой пример - общие или двусмысленные понятия, которые требует дифференциации, например, «боль». Мы, как и авторы научных статей, на словах и в тексте практически всегда употребляем общее слово «боль». Спецификация симптома всегда извлекается из контекста.

Это гораздо эффективнее и быстрее на 30%, к тому же охват литературы гораздо больше, чем человек себе может позволить прочитать и обработать. 

На данный момент в сеть знаний Causaly загружено более десяти миллионов документов. И этот ресурс постоянно обновляется. Но самая главная фишка нашей платформы - это перспектива строить гипотезы.

Сейчас Causaly - это веб-сервис. И мы планируем работать именно так. Пока он не открыт для пользования, но мы обязательно хотим иметь дело с учеными и исследователями. Наша целевая аудитория - не только ученые, но и простые люди , которые ищут знания и много читают. 

Мы создаем B2B продукт и на данный момент не планируем открытый доступ к платформе. В краткосрочной перспективе мы хотим создать закрытую группу ученых, которые бы использовали Causaly в своих исследованиях, получали бы от него пользу и помогали нам делать продукт лучше.

В этой закрытой группе ученых мы хотим привлечь людей, кто получил бы наибольшую выгоду от Causaly уже сейчас. Это исследователи в самых разных сферах. Уже сейчас мы работаем со специалистами в сфере эпидемиологии, а также с учеными, систематически изучающими генетическую базу амиотрофического склероза и болезни Альцгеймера.

У нас нет географических границ - приглашение в наш проект может получить и ученый из Казахстана.

Как презентовать проект?

Сейчас очень много материала о том, как правильно пичить проекты. Но именно это и есть самая большая проблема. Во время презентации человек неуверенно себя чувствует, волнуется, теряет нить и начинает лить воду. Нужно захватить слушателя в течение несколько предложений и стараться не отпускать его до конца. Но это зависит от времени. Бывают 2-3 минутные или же двухчасовые презентации. Самое важное – уметь адаптироваться и рассказывать про свой продукт в контексте твоего слушателя. Для многих большой интерес составляет бизнес-модель, для других - его технологическая составляющая и революционность. Нужно знать свои сильные стороны. Например, в нашем контексте важно показать то, что мы работаем над продуктом, который обещает трансформировать определенный процесс. Нам нужно было показать, что мы как продукт создаем новый интерфейс ко всем этим знаниям и трансформируем процес как смена парадигмы. 

О стартап индустрии Казахстана 

Я не сильно осведомлен о стартап-климате в Казахстане. Единственное, я знаю, что это непростое дело. Восприятие таких стартапов немного необъективно со стороны инвесторов. В Казахстане нелегко найти инвестора, который понимает правильно и не ждут двухкратного увеличения своих инвестиций уже через год. Люди стремятся отправлять деньги в менее рискованные предприятия - вкладываться в недвижимость или идти в относительно стабильную сферу обслуживания. Думаю, что это изменится со временем. Мы молодая страна, которая только делает первые шаги к развитию. Но это проходит и молодежь меняет понимание. У нас уже есть большие проекты, например как Сhocofamily. Они создают замечательные продукты. Думаю, что причина их успеха в людях, которые стоят за компанией. Видно, что они заимствовали ряд важных практик с Западной культуры стартапов и успешно адаптировали их в нашем контексте. 

Если честно, многие думают, что ты начинаешь свой проект и либо он проваливается, либо он успешен и ты его продаешь. Но ведь компания нужно открывать с учетом того, что ты будешь работать и 10 и 20 лет. И именно это должно быть твоей основной целью, чтобы компания  существовала успешно. Тебя, конечно, может купить Google или Amazon. Но в большинстве случаев вся команда перейдет к ним, поэтому ты уже можешь работать там как сотрудник.

Для меня самая интересная ниша – биотехнология, биомедицина. Эта очень большая и интересная работа, за которой стоит что-то важное. Плюс к этому, тут очень много продвинутых технологий. Поэтому, наверное, стартапы я бы делал именно в этом направлении. 

Самое главное, чтобы продукт был действительно полезным. Нужно ли это настолько, что люди готовы платить за это.

Фаундеры и взаимоотношения между ними - ключевой аспект успеха предприятия. В большинстве случаев, компании разваливаются из-за непонимания между основателями и нежелания идти на уступки, то есть становятся жертвами эго одного или более людей. В самом начале, когда все на энтузиазме и желании работать вместе, люди разделяют владение на равных долях. Самая проблемная конфигурация - это 50-50 между двумя основателями. Проходит время, приходят инвестиции, вопросы и проблемы становятся сложнее, мнения расходятся и начинаются проблемы. А с юридической стороны, при 50 на 50 - два разных мнения - это deadlock. В этом плане я верю в лидерство. Основателей может быть несколько и важно понимать, в чем силен каждый из них. В разных вопросах существования компании нужно уметь вести и где-то быть ведомым. В критических вопросах кто-то должен уметь принять решение со всеми соответствующими рисками, и компания должна последовать этому. В этом плане мне очень повезло. Мы с Янисом комплиментарны в сферах своих экспертиз и навыков, всегда представляем друг другу объективную критику, но признаем лидерство друг друга в соответствующих нишах. В каждой проблеме у нас всегда есть один человек, кто принимает решение. 

Планы 

На данный момент мы расширяем команду. У нас есть два офиса - один в Афинах, другой в Лондоне. В Афинах у нас работает команда Full-Stack, User Experience and Interface. В Лондоне ребята занимаются машинным обучением, обработкой текста и сетями знаний.

Правильная команда людей, верящих в свою работу - это самый главный фактор достижения наших целей.

Думаю, я бы не добился успеха без поддержки моей супруги. Это большая ее заслуга, потому что с ее стороны было очень много понимания и поддержки. Благодаря ей я всегда чувствовал свободу для профессионального маневра. И пока у нас у обоих получается делать свою карьеру. Если все пойдет по плану, мы вскоре планируем переезд в Лондон вместе с семьей.