Алматы стремительно обзаводится новыми зданиями, но при этом функция старых уходит в прошлое и становится невостребованной. Возникает вопрос, что делать с этими постройками? Можно ли позволить им безнадежно пустовать? Мы нашли четыре здания которые частично или полностью утратили свое первоначальное предназначение. «Степь» поговорила с основателями платформы Urban Talks и Archcode Almaty Анель Молдахметовой и Адилем Ажиевым, которые рассказали про концепцию зданий, эгоизм архитекторов и о необходимости общественных пространств.


Кинотеатр «Казахстан»

Адрес: Проспект Сейфуллина, 519

В  1957 году открылся первый в стране двухзальный кинотеатр «Казахстан». Далее он стал первым стереокинотеатром в республике.

- Что такое ревитализация в архитектуре?

Адиль: Это создание новой концепции для старых построек. Ревитализация необходима, когда бывшая функция зданий уже канула в лету и не требует своего исполнения. Преимущество всех четырех зданий в том, что они расположены в центре, либо являются центрами своих районов.

Анель: Как кинотеатр «Казахстан». Если раньше целые здания строились под кинотеатры, то сейчас их функцию выместили мультиплексы в ТРЦ. Сам функционал кинотеатров, для которых выделили специальное здание, устарел и не актуален. Потому что они не могут конкурировать с мультиплексами в торговых центрах. Возникает вопрос, что с ними делать в таком случае?

Адиль: Сейчас на месте кинотеатра находится какой-то ночной клуб или кабаре.

Анель: Наша задача, как общественных деятелей, вынести на поверхность необходимость в культурных зонах в городе.

Символично, что на месте бывшего кинотеатра «Казахстан» сейчас находится мужской клуб с огромной надписью «Матрешка». И это происходит со многими зданиями советского периода.

- Есть ли у вас идеи, как его можно оптимально использовать?

Адиль: У Рустема Бегенова, театрального представителя, была идея сделать из кинотеатра центр современного искусства «Орта». Мы тогда даже набросали несколько эскизов и сделали планировку пространства.

Двухзальный кинотеатр, с приличной высотой потолков, позволял преобразить его в театральное помещение. Но это не было воплощено, к сожалению.

Анель: Оно обладает исторической и архитектурной ценностью и это нельзя отрицать. Попутно в городе нарастает необходимость в появлении общественных пространств.

- Есть ли примеры удачного использования бывших кинотеатров?

Адиль: В Москве из некоторых кинотеатров делают общественные центры, если их не сносят. Их переделывают в комьюнити. Как центр документального кино в столице России. Мне кажется, в Алматы есть потребность в культурном разнообразии и свободе выбора. Потому что во всех кинотеатрах всегда идет одно и то же. И залы при этом пустуют после первой недели премьеры. Нет такого места, в котором показывали бы сугубо авторские фильмы, к примеру.

- Насколько сложно выбрать новую концепции для зданий?

Анель: Навскидку никто не разработает план. Мы отказываемся от эгоизма архитекторов, которые опираются только на личные предпочтения.


Аэровокзал

Адрес: проспект Жибек жолы, 111

Аэровокзал открылся в 1972 году, его проект разработали архитекторы Казгипрогора. В 2015 году здание было выведено из памятников архитектуры.

- Какие планы у вас были насчет Аэровокзала?

Адиль: Он уже не исполняет свою раннюю функцию, потому что все люди сразу едут в аэропорт. Теперь он стал хранителем бутиков с телефонами и сотовыми аксессуарами. В рамках нашего проекта Archcode Almaty мы предложили обновить пространство Аэровокзала под центр современного искусства.

- Что сейчас является общественным пространством в городе?

Анель: Торгово-развлекательные центры, конечно. А нейтральных некоммерческих пространств, не связанных с большим потреблением, у нас нет. Устраивая различные мероприятия, мы вынуждены ютиться в гостиницах.

Мне кажется, что мы пришли к кульминационной точке общества потребления. Мы ходим в торговые центры для развлечения. Молодежь встречается в торговых центрах. Люди назначают встречи, свидания на фудкорте, едят, ходят в кинотеатры. Это стало замещением культурного места в городе.

Адиль: Торговые центры стали городом в городе.

 


Дом офицеров

Адрес: ул. Зенкова, 24.

Был сконструирован в 1978 году и является памятником архитектуры.

- Что происходит с Домом офицеров?

Анель: Мы заходили туда, чтобы взять помещение в аренду. У здания сейчас странная концепция: есть управляющий, который занимается теневой экономикой.

В Доме офицеров читают лекции представители различных сект, приезжают разнообразные гуру, проводят мастер-классы по йоге. Я ничего не имею против йоги, но там огромное пространство, которое никак не заполнено. Получается, что места в городе есть, но управление ими находится под большим вопросом.

- А что там находилось ранее и какова его архитектурная ценность?

Анель: Это был институт. Там проводились мероприятия для военных, в том числе собрания, встречи.

Адиль: В плане архитектуры оно интересно тем, что находится в парке 28-ми панфиловцев. Хорошая локация. Я бы связал это здание с музейной функцией.

Анель: Такого рода объекты должны быть достоянием горожан. Удручает тот факт, что огромное здание, находящееся в парке, не функционирует и не используется на 100% процентов. Это большое упущение. Здание находится в парке, но для людей - это закрытая зона, куда нет доступа. Проблема большинства зданий у нас в городе - отсутствие концепции.

- Как можно вдохнуть в старинные здания Алматы новую жизнь?

Анель: Главное понять, что это не про реконструкцию, не про реставрацию и даже не про ремонт. Ревитализация - это наполнение зданий, которые утратили прежнюю функцию, новым контентом. Сейчас происходит стихийная приватизация этих зданий. Мы должны выносить этот вопрос на повестку и должны говорить о потребностях в общественных пространствах. Можно предложить собственникам концепцию наполнения зданий интересным контентом, но собственников переубедить очень сложно.


- В чем связана сложность в переубеждении?

Анель: Они видят выгоду здесь и сейчас. Тут стоит вопрос о том, как донести собственникам то, что пространство может быть живым и нужным. И при этом может быть окупаемым.

- Необходимо ли в таком случае государственное регулирование?

Анель: Спорный вопрос, на самом деле. Мы все видим, что происходит с Депо. После проведения конкурса, государство решило, что там будет расположен центр молодежной занятости. Действительно ли была такая потребность в этой функции?

Культурная повестка должна формироваться не без помощи государства, но желательно, не с его подачи.

- Как вы это себе представляете?

Анель: Культурные деятели и сообщества, которые нуждаются в подобного рода пространствах, должны открыто и четко заявлять о своих нуждах. Назревает необходимость в пространствах нового формата, как центр современного искусства «Гараж» в Москве. Но там есть меценаты, которые поняли, что нужно вкладывать в человеческий капитал. Мне интересно, когда наши меценаты начнут ориентироваться не на коммерческую недвижимость, а на культурное наполнение.

Адиль: Хотя есть и позитивные примеры, как театр «ARTиШОК». Даже Смагулов вложил туда деньги.

Анель: То, что происходит с «ARTиШОК» - хороший прецедент и ознаменование чего-то нового. Но не стоит забывать, что для того, чтобы им дали возможность вложить в них деньги, они должны были заявить об этой необходимости. Я удивлена, что они так долго сидели в подвале до этого. Но я уверена, что этот пример - начало тренда.

Нужно делать культурные инвестиции, которые будут работать на имидж и приносить пользу обществу. Это тоже своего рода благотворительность.

- У нас в городе есь площадка Арт-бункер. Это пример, когда культурное пространство находится в подполье. Должны ли они быть на виду?

Анель: Да, я согласна с подпольем. Это очень сильный андеграунд и достаточно закрытое пространство, куда не каждый может попасть.

«ARTиШОК» должен стать примером для всех. Люди, которые создают культуру не должны сидеть в подполье. А время, когда культурные представители ютились по разным местам и пустующим углам, должно уйти в прошлое.

- Эта проблема связана не только с деньгами, но и с сознанием людей?

Анель: Это больше про менталитет. За неимением фантазии меценаты вкладывают инвестиции в привычную отрасль. Эффективность инвестиции определяется сугубо в денежном эквиваленте. Об этом рассказывал Висенте Гуайарт, бывший главный архитектор Барселоны, который приезжал к нам летом.

Когда Барселона была еще захолустным городом, решалась судьба набережной города. Инвесторы хотели застроить все побережье высотными зданиями и дорогой недвижимостью. К счастью, этого не произошло и было решено построить общественное пространство. И Висенте подчеркнул, что нужно думать на годы и десятилетия вперед.

- У нас в Алматы есть тенденция, что его делают привлекательным для туристов, но не для горожан?

Анель: Я бы так не сказала. У нас есть тенденция, что все рассчитывается в денежном эквиваленте. Если есть дорогая земля в центре, то нужно застроить ее недвижимостью. Аким говорит, что жилье необходимо всегда. Что люди каким-то образом будут покупать эти квартиры.

Когда я слушаю идеи студентов, мне часто становится грустно. Они тоже мыслят категориями - здесь и сейчас. Никто не задумывается о перспективе на 10-20-30 лет вперед, которая является свидетельством устойчивости проектов. Потому что строительство - это такая штука, если ты что-то построил, то не сможешь просто так это убрать. Разрушение зданий тоже требует денег. Поэтому бизнес очень сильно формирует городскую среду и архитектуру.

- А бизнес не связан с властью?

Анель: Почему я не говорю про акимат, а говорю про бизнес? Потому что роль акимата больше поддерживающая. Мы не должны рассчитывать на поддержку государства в этом плане. Необходимо поддерживать экономику наследия. Мы должны понимать, что пространства должны работать как бизнес-модели и отвечать запросам горожан. Многие западные культурные институции работают на полноценной бизнес-модели и нужно учится внедрять их здесь.

Мир меняется, и завтра не будет спроса на жилую недвижимость в центре. Потому что у людей не будет денег или они не захотят жить в новых домах по эстетическим причинам.

Сегодня бизнесмены зачастую вкладывают в торговые центры, которых неоправданно много в городе. Наступила точка пресыщения. Почему бы не осваивать новые ниши, почему бы не воспитывать свою аудиторию?

 


Автовокзал «Сайран»

Адрес: Толе би улица, 294

Международный автовокзал Алматы «Сайран» был открыт в 1983 году. Автобусы отправляются во всем области РК и ближайшие страны.

- А что насчет автовокзала «Сайран», он же исполняет свою функцию?

Адиль: Сейчас он функционирует. Частично он используется под здание автовокзала, но он слишком большой для этого. Верхний этаж действует как военторг. По предварительным планам его должны были подвести к ветке метро, чтобы снизить трафик.

Автовокзал «Сайран» - хорошее большепролетное здание, подходящее под культурное пространство.

Нужно провести исследование и крупный опрос, чтобы узнать, какая функция будет наиболее востребована в этом части города. Он мог бы стать двигателем развития всего этого района и озера «Сайран».

- То есть оно может перестать быть автовокзалом?

Адиль: Да, уже давно ходят слухи и если оно перестанет быть автовокзалом, то его ни в коем случае нельзя сносить. Повторится история с «Саяхатом».

Анель: Для выбора новой концепции нужно изучить прилегающие районы, потребности жителей этого района. Найти точки притяжения и на основе этой информации уже решить вопрос о новой концепции. Очень важно не придумывать от себя и делать такие вещи с учетом населения.

Адиль: Это большое постмодернистское здание с большепролетными конструкциями. Большие залы и пространство, в котором можно делать разные мероприятия. Автовокзал - качественная постройка с большими витражами и огромной крышей. И вокруг здания есть территория, которую потенциально можно использовать с пользой. Это отличное место для наполнения культурным контентом.

- У каких зданий в городе проработана хорошая концепция?

Анель: Она есть у торговых центров. Там задействованы профессиональные маркетологи, мерчендайзеры.

И почему ТЦ захватили наш рынок? Потому что их разрабатывают профессионально. И они сейчас являются суррогатом городской ткани и среды.

Люди борются за аудиторию. И на этом поле брани обычно выигрывает те, кто профессионально подготовлены. Они проводят исследования целевой аудитории и имеют ресурсы для этого. Сейчас комфортную среду для горожан создают торговые центры. Получается, что равной альтернативы им пока нет.

- Что могло бы стать альтернативой торговым центрам?

Анель: Общественные пространства нового типа. Не просто парки, а именно крытые пространства, чтобы в холодное время находится в здании и проводить культурный досуг. Где можно спокойно читать, смотреть, слушать. Пока что у нас не наблюдается срединных сил, которые бы продвигали необходимость общественных пространств в массы.


Фото: Роман Лукьянчиков