×
×
Выделенный текст:
×

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Катастрофа в Шахане. Кто должен ответить?

Интервью с энергетиком, кандидатом технических наук, экс-главой Государственного Комитета по ценовой и антимонопольной политике, известным экономистом и общественным деятелем Петром Своиком.
2017-01-06 | Автор: Рабига Абдикеримова

В ночь на 2 января в поселке Шахан в Карагандинской области обрушилась часть пятиэтажного дома. Погибли девять человек, среди них трое детей. Предположительно, причиной стал взрыв общедомового котла отопления. Возбуждено уголовное дело, ведется расследование. Трагедия повергла страну в шок, в сети начали бурно обсуждать проблему старых домов и ЖКХ. Редакция The Steppe задала неудобные вопросы человеку, знакомому с системами теплоснабжения не понаслышке, Петру Своику.


Петр Владимирович, вы работали директором Уральской ТЭЦ и знаете проблемы энергетики и ЖКХ в стране не с чужих слов. Что произошло в Шахане?

 

Известно, что до того в доме погас свет, и, скорее всего, остановился насос, с помощью которого циркулирует вода. Котел, наверное, был прилично загружен, без циркуляции закипел, и его разорвало паром. Такого не должно было быть, в принципе, потому что должен был сработать предохранительный клапан. Но если причина и в другом, все равно налицо грубейшие нарушения даже азов эксплуатации.

 

В этой трагичной истории много недоразумений. Можно долго говорить, цокать языком и сетовать. Но есть одна важная тема, которую мало кто захочет трогать сейчас. По видимости, ситуация была выведена из правового поля при негласном попустительстве и бездействии соответствующих должностных лиц.

 

 

Что значит «выведена из правового поля»?

 

Есть, по крайней мере, две темы государственного регулирования, из которых нельзя выходить никакому типу теплоснабжению. Первая  экологическая тематика. В Экологическом кодексе РК все расписано до мельчайших деталей и контроль по нему идет по линии Минэнерго. Вторая  техническая, по линии Комитета по чрезвычайным ситуациям. Комитет следит за исполнением множества правил: работы с открытым и закрытым огнем, аппаратами под давлением и без давления, сжигания газа, угля.

 

Если эта самодельная котельная в Шахане эксплуатировалась, то на нее должна была быть техническая документация и обязательно управленческие решения от акимата, Департамента по чрезвычайным ситуациям (ДЧС), Департамента по экологии. 

 

Даже такие дикие варианты, как буржуйки на пятом этаже, если у властей пока не получается построить теплосеть, должны быть регламентированы. Власть не может допускать, чтобы на территории ее компетенции что-то было вне закона. В Шахане, получается, допустила.

 

По словам жителей поселка, они поставили котел от безысходности, ни от кого не скрывали, просили помощь от государства не один раз. Даже после первого взрыва проблема не была взята под контроль. Кто должен отвечать за это? Представителем власти было сказано, что автономные котлы никак юридически не оформлены. Домовой комитет сам решал, кого нанимать и как топить. Поэтому внешнего контроля, со стороны местных исполнительных органов, не было. 

 

Однако надо прямо сказать: есть ряд должностных лиц, бездействие которых привело к этой катастрофе. Это как минимум пять человек: аким этого поселка, районный аким, должностные лица по линии управления энергетики, ЖКХ, ДЧС и экологии, в частности, экологический прокурор. Вот эти лица должны были поставить свои подписи под решением, регламентирующим жизнедеятельность этого несчастного поселка в таких экстремальных условиях. Они и должны отвечать. 

 

Понимаешь, это мы с тобой, как простые граждане, можем поехать туда, посмотреть, поахать, какую-нибудь статью написать. А должностные лица, в частности, экологический прокурор и представитель МЧС, не могут допустить, чтобы в подвалах пятиэтажек работали котлы без разрешения уполномоченных органов. Они вместе с акимом давно должны были поставить вопрос ребром и взять на себя ответственность. 

 

Если у государства пока нет денег на восстановление поселковой котельной и теплосети, то его должностные лица обязаны были найти иное техническое решение и регламентировать его исполнение в рамках своей компетенции и ответственности.

В каких случаях жильцам можно самим строить котельные? Некоторые говорят, что жильцы сами виноваты и им не надо было самодельные котлы ставить.

 

Да, самодельные котлы ставить нельзя, за это надо наказывать. Но прежде надо наказать тех, кто по должности обязан был не допускать самодеятельности, но допустил. На все есть свои нормы и правила, вот в них и надо было вписывать ситуацию с теплоснабжением Шахана, включая разработку и утверждение целевых правил именно для такого нестандартного случая.

 

В крупном городе есть централизованное теплоснабжение с выработкой электроэнергии, в городах поменьше  крупные котельные. Есть проектные решения, когда можно отапливать отдельные микрорайоны или дома автономно. Но это автономное отопление очень жестко регламентировано. Другими словами, ты не можешь построить себе котельную, где хочешь, она должна соответствовать куче требований. Далее, если человек строит свое жилье с автономным отоплением, он также должен соответствовать всем нормативным актам. Его проверяют, при нарушении штрафуют как минимум.

 

 Петр Своик

 

Например, в большом частном доме разрешено ставить газовый котел. Но прежде чем производитель начнет производить и продавать этот котел, он должен пройти кучу испытаний и быть вписан в рамки законодательства. Если кто-то начнет продавать самопальный котел, его должны посадить в тюрьму. Потому что он подвергает опасности жизни граждан. Не должно быть ни одной многоэтажки в городе, которая бы не была вписана в законодательное поле и под ответственность соответствующих органов.

 

Если кто-то из представителей власти скажет, что виновато КСК или сами жители, то это будет не объяснение, а элементарная отмазка, причем наглая.

 

В Шахане мы имеем наглядное вываливание ситуации из правового поля. В свое время товарищи коммунисты построили этот поселок, спроектировали, было какое-то ведомство, которое рассчитало количество этих пятиэтажек и какие там должны быть котельная, теплосеть, насосы. Вот случилась беда. Аким Шахана не виноват, что шахты закрылись, люди разъехались, котельную разобрали, теплосеть разворовали. Но любая жизненная ситуация должна быть вписана в правовое поле. Власть на то и существует. 

 

Что должны были сделать местные власти, когда к ним обратились жильцы с этой проблемой?

 

Когда появилась проблема, власти должны были принять соответствующие решения, а не закрывать глаза за отсутствием денег. Например, решение, что в таких пятиэтажках жить нельзя, поскольку для них изначально было предусмотрено централизованное теплоснабжение. И переселять жителей.

 

Или в качестве экстренной меры принять решение, что жить можно. Для этого поставить какие-то котельные в подвалах, привлечь специалистов по безопасной эксплуатации, теплотехников, экологов, которые скажут, какие котлы поставить и как их эксплуатировать. И после этого взять на себя ответственность, разрешить эксплуатацию котлов, при условии, если зола будет удаляться так-то, дым будет выходить туда-то, котел оборудован такой-то защитой, если на смене будет дежурить человек, прошедший проверку на знание техники безопасности и действий в аварийных ситуациях. В таких котельных должна висеть инструкция, что делать, если вдруг отключился свет, или встал насос, или остановилась подача воздуха. Власти все это должны были организовать и проконтролировать.

 

Первое о чем заговорили после трагедии в Шахане, что таких домов по стране тысячи. Насколько устарело казахстанское ЖКХ?

 

В этом вопросе есть несколько аспектов, из них два главных. Первый – это старение жилого фонда как такового. Но эта проблема некатастрофичная. Хрущевки в свое время проектировали на 50 лет минимум, так что запас еще есть.

 

Жилой фонд на 80% еще советский, требует обновлений, ремонтов, модернизаций. Это серьезнейший вопрос, который государство пока не решает.

 

Действует государственная Программа модернизации жилищно-коммунального хозяйства на 2011-2020 годы. В ней есть кредитование термомодернизации, обновления домов. Но Программа, мягко говоря, плохо работает. Поэтому все как в жизни: крыша течет люди сами скидываются, подвал зарос грязью жители сами чистят. Все само по себе тянется, ничего хорошего, но и катастрофы нет. Это – вот, собственно, жилой фонд.

 

Второй аспект уже ближе к шахановскому делу. Это централизованное водо-, электро-, тепло- и газоснабжение. Там примерно такая же история: наращивание износа, старение, нехватка мощностей. Уже 20 лет живем в суверенитете, и каждый год соответствующие ведомства сообщают, что степень износа в энергетике, тепловых и водопроводных сетях 70%. Официальная цифра. Больше 70% не пишут страшно, а меньше – нереально.

 

В тарифы ЖКХ стараются закладывать какую-то денежку на модернизацию, но ее явно не хватает. А сами теплотехники, водопроводчики и другие работники ЖКХ ведут себя так же как жильцы. Если уж совсем плохо, то чинят, а если хоть как держится без ремонта оставляют, а деньги всегда можно «отпилить» на сторону.

 

Таким образом, ЖКХ предоставлено самому себе. Ситуация кислая и нехорошая, но и говорить о том, что мы на пороге техногенной катастрофы не приходится. Эта проблема инерционная и может еще долго тянуться под эти стоны и сетования.

 

Как улучшить состояние ЖКХ, чтобы таких трагедий больше не было?

 

Шахан – это экстремальная ситуация. Тут надо делать миллион дел, но я назову два основных по ЖКХ. Первое – это институты, второе процедуры. По институтам главная проблема неправильная субъективизация. То что сейчас называется КСК (кооперативы собственников квартир), объединяющие три, пять, а то и десять многоэтажек  нелепость. Это как один паспорт на пять человек. В настоящем виде КСК не может объективно представлять субъект ЖКХ, решающий проблемы жильцов эффективно. 

 

Правильно будет, если каждый многоэтажный дом с отдельной крышей, подвалом, двором, входящими коммуникациями, будет представлять отдельный КСК.

 

И, к примеру, 50 таких КСК-кондоминиумов будет обслуживать управляющая компания, у которой будут свои профессиональные теплотехники, электрики, строители, юристы и экономисты. Эта управляющая компания может быть на принципах государственно-частного партнерства, чтобы через нее государство выделяло средства на благоустройство, озеленение, детские площадки. И еще: поквартирный формат взаимодействия потребителей коммунальных услуг с поставщиками надо переводить на подомовый.

 

По процедурам. Система услуг ЖКХ жила, живет и будет жить на тарифе. Но государство утверждает тарифы бюрократически, втемную. Комитет по регулированию естественных монополий, который этим занимается  физически маленькая организация. Там мало людей работает, и они не могут охватить всю проблематику. Они пытаются устанавливать тарифы, пользуясь отчетностью самих же монополистов. То есть они больше делают вид, что назначают тарифы, но тарифы объективно назначают сами монополисты. И коррупционная составляющая, по-видимому, там весьма велика – схема-то совершенно непрозрачна. Надо переходить к регулярному аудиту главных эксплуатационных и инвестиционных затрат предприятий-монополистов, и уже на основании полученного таким образом реального знания фактического состояния дел строить тарифное регулирование.

 


Фото: ru.sputniknews.kz

Мы напишем вам о самом важном в The Steppe