×
×
Выделенный текст:

The Steppe - прогрессивный сайт о жизни, работе и увлечениях

Кто такой Поль Гурдэ и что он сделал для Алматы?

Мы пригласили архитекторов Алексея Ивженко, Асель Есжанову и Алмаса Ордабаева в «Бочонок» на чашку чая, чтобы поговорить о Павле Гурдэ, верненских постройках и роли современного архитектора
2016-11-17 | Автор: Кристина Никулина

Кто такой Гурдэ? Француз, архитектор и житель города Верного. Краевед Неля Букетова посвятила несколько лет изучению биографии Павла Васильевича. В 2013 году она издала книгу «Поль Гурдэ – француз города Верного».

Павлом Васильевичем Гурдэ стал уже в городе Верном, а до того был Полем Базилем, потому что он француз и родился в городке Кон-на-Луаре в Бургундии.

Гурдэ был образован – окончил Императорский лицей Ниевра Дижонской академии и Императорскую школу профессий и искусств Шалон-Марн. Он обучался на инженера по гражданскому строительству. До сих пор неясно, что заставило его, 24-летнего, с прекрасным образованием, покинуть Францию.

В Туркестанский край Поля Гурдэ занесло в 1870 году при таинственных обстоятельствах. Известно только, что он собирался заниматься коммерцией. Предпринимателем Гурдэ так и не стал. Приняв присягу на русское подданство в 1875 году, он быстро вырос из простого чертежника в бессменного городского архитектора Верного.

Павел Гурдэ построил губернаторский дом, детский приют, городское и женское училища, мужскую гимназию и магазин купца Исхака Габдулвалиева. Также он участвовал в создании водопровода и появлении городского освещения, в проектировании Свято-Вознесенского собора и Покровской церкви. Павел Васильевич внес такой значительный вклад в развитие города, что при жизни его именем назвали одну из улиц.

Алматы до сих пор носит на себе оттенки вкуса Гурдэ – он внедрил идею цветовой палитры города – ведь стены, крыши и декор зданий до сих пор раскрашиваются в заданные им тона. В Алматы первым делом в глаза бросается удобное расположение улиц относительно гор: параллельно и перпендикулярно. Это тоже заслуга Гурдэ. 

Недавно мозаика с портретом Павла Васильевича Гурдэ украсила фасад нового ресторана «Бочонок» сети abr на Богенбай батыра. Мы пригласили архитекторов Алексея Ивженко, Асель Есжанову и Алмаса Ордабаева в «Бочонок» поговорить о Павле Гурдэ, верненских постройках и роли современного архитектора.

Алексей Ивженко

сооснователь Basire Design Group, один из авторов проекта дизайна ресторана «Бочонок»

 

Павел Гурдэ стоит на фейсконтроле «Бочонка», ведь он француз и знает, что такое хороший вкус.

Когда люди видят портрет, у каждого создается разное впечатление – на кого-то он смотрит по-доброму, на кого-то нет.

Гурдэ здесь еще и потому что перпендикулярно улице Богенбай батыра пролегает улица Шокана Валиханова. Раньше Валиханова называлась Красина, а до 1917 года это была улица имени Павла Гурдэ. Он жил чуть выше Торговой, ныне Жибек Жолы. Между «Бочонком» и Pink Pong баром. 

С точки зрения современной архитектуры сложно назвать наследие Гурдэ примечательным. Но он совершенно точно был одаренным человеком, который попал в дальние владения Российской Империи, в глушь, но вместо истерик стал провозглашать европейскую культуру.

Гурдэ пытался работать в новорусском стиле – это видно на примере здания Медицинского колледжа на пересечении улиц Наурызбай батыра и Кабанбай батыра. Гурдэ сильно повлиял на развитие города, но до наших дней сохранилась только оригинальная сетка улиц, несколько деревянных зданий и градостроительные регламенты. Кстати, это он первым рекомендовал заливать бетонные фундаменты и уже на них класть кирпич, до это кирпичная кладка начиналась от земли. Во время землетрясения весь самострой разрушился, а многие проекты Гурдэ устояли.

При всем моем уважении к таланту Андрея Зенкова мне, как архитектору, кажется странным, когда пытаются стереть следы предшественника.

У советской политической машины была цель – стереть черты и упоминания буржуа, а Гурдэ не повезло быть французом. Так что все почести отошли к Зенкову, не всегда заслуженно. Отчасти поэтому мы так мало знаем о Гурдэ.

С верненских времен прошло много лет, но у нас так и не появилось архитектурной идентичности. Она изредка проявляется в виде национального декора на фасадах зданий. Я могу отметить только один проект, в котором есть настоящая национальная задумка – кинотеатр Арман, который спроектировал Коржемпо. В центре большого кубического объема при помощи треугольных витражей появился внутренний дворик – махалля, каких много в Южном Казахстане и в восточных странах.

Асель Есжанова

директор Atomik Architecture, соорганизатор Urban Forum Almaty

 

В Алматы много хорошего. Приезжие замечают, что в архитектуре сохранен человеческий масштаб, особенно в старых постройках – 5-6 этажей, где человек не чувствует себя подавленным архитектурой. Частью идентичности также является окружающий нас ландшафт и, конечно, горы.

Нашему городу не хватает осознанности. Хорошо бы новыми трендами стала экологическая и социальная устойчивость, нам также необходим новый комфортный и экологически чистый общественный транспорт.

Но одного общественного транспорта недостаточно для решения экологических проблем, нужна еще децентрализация, , полицeнтричность – чтобы у людей из спальных  районов, например, «Тастака» или «Аксая» не было нужды постоянно ехать в центр за культурным или развлекательным досугом.

Им нужны локальные общественные пространства – библиотеки, парки, музеи, театры и кинотеатры. Тогда мы разгрузим дороги и воздух станет чище.

Я верю, что, например, в микрорайоне «Тастак» скрыт мощнейший потенциал: там и красивейшее озеро и космическое архитектурное наследие периода позднего модернизма. Нужно только чтобы на него обратили внимание.

Еще один тренд, который мы наблюдаем – глобализация. Она повсеместна, так что становится все сложнее сохранить, уникальность, индивидуальность города. Но если при проектировании учитывать локальные климатические условия, ландшафт, архитектурное наследие, появятся такие элементы, как внутренние дворики, невысокая этажность, местные строительные и облицовочные материалы – от работы с контекстом город только выиграет.

Хорошими примерами служат банный комплекс «Арасан» и знаменитый Зеленый Базар – удачный симбиоз простых композиций объемов и восточной пластики. Интересно, что оба проекта процветают и сохранили изначальную прелесть.

Это может прозвучать нескромно, но на архитекторах большая ответственность. Мы выступаем в качестве медиаторов – слушаем людей, узнаем их нужды, а потом ставим «диагноз». С другой стороны, мы стратеги – должны учитывать, что будет через 20-30 лет, как сохранить проект полезным и актуальным при смене парадигм. Задача многослойная.

Алмас Ордабаев

архитектор, историк материальной культуры, доктор философии по архитектуре, вице-президент Союза дизайнеров Казахстана

 

После окончания института я работал в проектном институте «Казгорстройпроект». Проект сельхозинститута, который по желанию Н.С. Хрущева должен был отправиться в совхоз «Жанашарский», я выполнял под руководством Николая Ивановича Рипинского. Алматинцы знают его как главного автора Дворца Ленина – нынешний Дворец Республики, а я – как гениального архитектора и чуткого ментора. Он однажды рассказал анекдот про Сталина и его из Москвы отправили в ссылку в Восточный Казахстан.

В советские годы самой большой проблемой для самолюбия архитекторов было преобладание в строительной практике типовых проектов. Одинаковые коробки сооружались на самых различных участках города, элементы творчества появлялись в случае привязки дома со встроенными в первые этажи магазинами. Благо рельеф города этому способствовал.

Мой наставник Рипинский сыграл колоссальную роль не только в моей карьере, но и в развитии архитектуры Алматы. Но когда он приехал сюда в середине XX века, в Алматы уже было 40 или даже 50 серьезных архитекторов.

А теперь представьте времена Гурдэ – образованный архитектор из Европы попадает в абсолютно дремучий провинциальный город Верный, который и городом-то можно было назвать только с натяжкой. Алматы повезло, когда нога Гурдэ ступила на эту землю.

Гурдэ неизменно сравнивают с Зенковыми – я считаю не очень уместно, ведь Зенков-старший не был даже достаточно образованным человеком, а Зенков-младший был инженером, а не архитектором.

Первые здания в Верном, обладающие архитектурными качествами, построил Поль Гурдэ.

Журналисты любят называть Зенкова зодчим. Это не совсем верно. Он был гениальным инженером, но весьма посредственным архитектором. Я наглядно убедился в его инженерном таланте, когда мы реставрировали Свято-Вознесенский кафедральный собор. Он использовал массу остроумных приемов, благодаря которым собор пережил землетрясение.

Из дореволюционной архитектуры Алматы можно выделить всего несколько сохранившихся построек – Свято-Вознесенский кафедральный собор, дом купца Шахворостова, бывшее женское училище, в котором теперь KFC, бывший приют, в котором теперь Медицинское училище. Последние два проектировал Гурдэ. Еще дом Баума, но это скорее памятник истории, а не архитектуры.


Фото: Анвар Ракишев
Видео: Иван Абрамов

X

0 комментариев