- Когда вы решили открыть бизнес и почему выбрали стоматологическую клинику?

Меня всегда окружали врачи. Дядя был стоматологом-ортопедом, а тетя — стоматолог-терапевт. Мне нравилась её манера речи, как она себя преподносит, я любила за ней повторять и подражать ей. На подсознательном уровне ее копировала. Тетя с дядей будучи студентами жили у нас, и вместо сказок я любила читать книги по анатомии, а когда находила цветные рисунки, рассматривала их с большим интересом. Наверное, какую-то роль сыграли гены, так как моя мама биохимик и я любила находиться в ее лаборатории.

В 2001 году я поступила в КИМЭП на факультет business administration, где проучилась до 2005 года. После учебы устроилась в банк и работала два года. А потом подала на программу «Болашак» и уехала учиться в США на магистратуру в business administration.

В это время у меня стал болеть желудок, поэтому я невольно столкнулась с их медицинской системой. Она сильно отличается от нашей. Видела как ведут прием врачи, как проходит диагностика, как записывают пациента.  Вернувшись в Казахстан в 2009 году, вышла замуж и ушла в декрет, а потом снова стала работать в банке, но осознавала, что я не на своем месте. У меня была мечта открыть большую больницу для детей и взрослых, но для этого нужны большие инвестиции.

Моя первая бизнес-идея была связана с IT — хотела создать сайт с рейтингом врачей. Была на стадии формирования сайта, даже заплатила специалисту, но решила отказаться от этой идеи. Поняла, что еще «зелёная», у меня не было образования в IT и я не знала как монетизировать сайт. 

Вместе с бизнес-партнером поняли, что открывать стационар достаточно рискованно и решили открыть детскую стоматологию.

Увидели объявление об аренде помещения, позвонили и договорились о встрече. Когда мы увидели его, то я сразу почувствовала, что это наше место. Техническое открытие состоялось 21 июля 2014 года и с этого дня мы и работаем. 8 марта 2017 года мы открыли второй филиал. И летом этого года планируем открыть третий филиал для взрослых.

- Были ли проблемы до официального открытия стоматологии?

Были проблемы с соседкой. Мы открывали рентген-кабинет, а от дентальных аппаратов идет излучение, но при соблюдении всех норм никакого вреда нет. Но по законодательствам того года требовалось специальное разрешение. И одна из жительниц дома подала на нас в суд, жалуясь на то, что мы причиняем вред её здоровью. Это не было доказано, но она выиграла суд. У многих клиник и заведений проблемы с соседями.

- Как вы финансировали клинику?

Я использовала свои ресурсы. Когда работала в банке, у меня были накопления в виде бонусов, а также вложили средства вместе с моим партнером. Сначала открыли помещение на три кресла, а за аренду платили из своего кармана.

Я представляла нас самолетом, который только собирается взлететь. Чтобы открыть бизнес, нужно понимать, сколько придется вложить. Нужно хорошо заправить самолет, чтобы взлететь и только потом можно поставить его на автопилот.

Сейчас я, наверное, нахожусь в режиме частичного автопилота. Решаю стратегические вопросы, думаю о расширении. Задумываюсь над тем, чтобы получить медицинское образование врача-эндокринолога. Меня также интересуют такие темы, как anti-age, дерматокосметология и пластическая хирургия.

- Тяжело ли вам быть предпринимательницей в медицинской сфере с другим образованием? Чувствовали ли вы сопротивление?

Такое сопротивление есть в США. Кто должен возглавлять больницу? Главный врач или не врач? Если клинику возглавляет врач, то по медицинской части проблем нет, но финансы и уровень организации начинают падать. Считаю, что моя модель более правильная, надо только нанимать правильных врачей.

Важно не жалеть денег на обучение. У нас в каждом филиале есть по главврачу, который отвечает именно за лечебную часть. Когда люди со мной знакомятся и узнают, что я не врач, возникает чувство, что они мне не доверяют. Думаю, что в этом нет ничего страшного, в клинике главное — это врачи, которые лечат.

Свой первый персонал набирала с главврачом одной клиники — Куралай Жумабаевной. Она помогла отобрать мне врачей. Сейчас у нас 15 врачей и около 10 человек вспомогательного персонала.

Первый месяц после открытия был очень спокойным, информация распространялась через знакомых. До сих пор помню фамилию нашего первого пациента, он пришел к нам всей семьей, и мы сделали хорошую скидку. Позже, с помощью блогеров нас понемногу стали узнавать. В первое время было тяжело, зарплату врачам давали из своего кармана.

- Насколько тяжело работать с детьми?

Везде есть свои плюсы и минусы. Я очень люблю детей, но их сложно уговаривать. Лечение зуба занимает 40-50 минут. К тому же некоторые родители ожидают чуда. Они думают, что дети могут плакать дома, а у врача-стоматолога их ребенок спокойно откроет рот и все пройдет замечательно.

Ребенок до трех лет редко доверяет незнакомым людям. В 5 лет уже есть возможность уговорить, но все равно врачам сложно работать. По этой причине поставила наркоз. Родители думают, что он сокращает жизнь, но это не так. Считаю, что больше вреда наносится ребенку, если лечить его с криками, слезами и рвотой.

Мы используем аппарат с искусственной вентиляцией легких. В нем встроен ингалятор, в него вставляется анестетик севуфлоран, больше известен как севоран (Abbott USA), который вдыхается вместе с кислородом и всасывается в кровь. Он влияет на ЦНС и вы засыпаете. Это самый безопасный ингаляционный анестетик в мире на данный момент. На него нет аллергии, и он показан детям и взрослым с выраженной дентофобией, людям с аллергией на местную анестезию и особенным детям с поражениями ЦНС.

Часто спрашивают вреден ли препарат, не токсичен ли? Переживания родителей, конечно, можно понять. Часто наркоз ассоциируется с наркозом при полостных операциях, люди думают, что он уменьшает жизнь и влияет на мозг и развитие. Это не так. На самом деле 99.7% севорана выводится из организма с каждым выдохом, то есть, он не накапливается в организме, и только около 0.03% синтезируется печенью в течение последующих 6-12 часов.

Можно варьировать соотношение кислорода и севорана, и вы будете глубже уходить в сон или засыпать поверхностно. Это зависит от веса ребенка. Когда процедура заканчивается, севоран перекрывают и подают чистый кислород. Ребёнок просыпается через 5-10 минут.  

- Какие методы используют ваши врачи, чтобы отвлечь детей?

Врачи сразу по психотипу понимают, кто у него в кресле. Они задают вопросы детям и стараются разговорить. На многих детей работает сравнение. Например, если сказать, что ребенок до него не плакал.

 Детский и взрослый врач-стоматолог Ким Александр Валерьевич

С детьми намного легче работать, когда родитель не сидит в кабинете. Они ведут себя спокойнее. Для детей, у которых выражена дентофобия или есть аллергия на препараты, мы используем наркоз, но только по строгим показаниям.

- Какая у вас возрастная категория пациентов?

От 0 до 100. Взрослые люди могут спокойно приходить к нам и лечить свои зубы. У нас есть специализированные врачи, которые могут лечить взрослых и детей.

Наш самый маленький пациент был только с родильного дома. Мы подрезали ему уздечку языка, так как она была слишком короткой, из-за чего он не мог высосать молоко. У нас также есть профессиональный врач, который делает операции тем, у кого волчья пасть, заячья губа и расщелина нёба.

- Какой диапазон цен в стоматологии?

Средний чек — 13 тысяч тенге. Удаление — 5 тысяч, консультация — 3 тысячи. Самый осложненный детский зуб у нас стоит 20 тысяч.

Иногда нам говорят, что у нас дорого лечить молочные зубы. На рынке Алматы, когда у населения остается не так много денег на платные медицинские услуги, мы часто удивляемся нашим коллегам, которые практикуют удаление зуба в Америке, Европе и Азии. Там это стоит от $ 200, а лечение от $ 300 и выше.

Мы, например, используем тот же dental chair, что и в Южной Корее, но соотношение цен абсолютно разное. Технологии и материалы одни и те же, но в реальности мы стараемся выдерживать приемлемые цены.

Многие сравнивают нас с педиатрами, так как стоимость приема составляет 6 тысяч тенге, но педиатр принимает пациента 15 минут, не используя оборудование и лекарственные препараты. А у стоматолога есть дорогое оборудование, стерилизация, ассистент и дорогостоящие материалы. 

Надо понимать, что зубы — это надолго. Молочные должны простоять до смены, а постоянные зубы — до последних дней. Каждый зуб важен и влияет на состояние здоровья и самочувствие. Но в Казахстане больше ценят эстетику, а не функциональность. В салонах красоты за маникюр и педикюр порой отдается столько, сколько платят за визит к стоматологу, который вылечит зуб на года.

- С какого возраста нужно приводить ребенка к стоматологу и как часто?

С одного года обязательно. Необходимо проверить нет ли аномалий, которые не заметили родители. Есть риск бутылочного кариеса.

Чем раньше придут родители, тем лучше, так как консультация проводится именно для них. К двум с половиной годам прорезываются все 20 молочных зубов, которые к 12 годам сменяются 32-я или 28-и взрослыми зубами.

Первый раз к ортодонту нужно прийти в 6-7 лет, так как могут быть выявлены проблемы с челюстью и прикусу. Проводится консультация для родителя, что нужно дальше предпринимать.

- Расскажите поподробнее про бутылочный кариес.

При бутылочном кариесе очень сильно портятся зубы, могут испортиться сразу 3-4 передних зубов: верхние и нижние. Ребенок засыпает с бутылкой, внутри которой может быть компот и сладкие напитки. Это влияет на появление кариеса, так как ночью или во время сна снижается слюноотделение, а концентрация бактерий возрастает, что является прекрасным фактором их быстрого размножения. Как правило, после чистки зубов перед сном можно пить только воду.

- Как вы планируете развивать бизнес?

Мы собираемся открыть третий филиал, также желаем открыться в Астане, Шымкенте и Атырау. Но все зависит от врачей. Как только я обрету уверенность, что найду хороших специалистов, тогда и открою клинику в других городах.

Планируем открыть филиал в Астане в 2020 году, а третий филиал в Алматы в 2019 году. Ведь нужно всегда стремиться к большему.