Локация мастерской
 

Мастерская «Bounty Crafter» открылась в ноябре прошлого года. Один мой друг спросил меня, почему бы мне не открыть свою мастерскую. Я подумал и решил, а почему бы и нет. У него за стенкой было подходящее помещение и мы тут обосновались. Раньше здесь был один бетон. Везде только серый и голый бетон. Тут не было потолка и паллетных стеллажей, поэтому мы построили все с нуля: начиная от пола и покраски стен до утепления стен и декора. Закрыли потолок огромным слоем утеплителя, чтобы помещение держало в себе хоть какое-то тепло.

Мы единственная в своем роде мастерская не только в Казахстане, но и во всей Средней Азии. Не скажу, что в СНГ, потому что в Москве очень много мастерских. Такого рода мастерских нет ни в Киргизии, ни в Таджикистане, ни в Узбекистане. По сути, мы монополисты на рынке в плане коммерческого косплея и никто кроме нас этим не занимается. 


Конкуренты и заказчики


Если у нас и появятся конкуренты в ближайшее время, то я уверен, что они не будут лучше нас. К тому времени, пока они раскачаются, мы уже набьем руку и клиентскую базу, которая является важной частью при старте любого бизнеса. К тому моменту, когда у нас появятся конкуренты, мы уже будем на недосягаемой высоте. Говорю это с присущей мне долей пафоса и высокомерия, но тем не менее.

Наши заказчики - разные люди. Заказчиками бывают частные лица, можно сказать школьники, и серьезные компании. Один из последних заказов сделали для французской компании Leroy Merlin - это крупнейшая сеть строительных магазинов в Европе и на территории СНГ. Сейчас готовим крупный заказ для весьма популярного алкогольного бренда, но не могу сказать какого, к сожалению.


Клиенты нас находят через Instagram и сарафанное радио. К тому же я человек весьма публичный, поэтому у меня куча знакомых в сфере рекламы и во всей этой развлекательной сфере. Соответственно, если делаешь заказ для одного человека, то к нему приходят другие люди и узнают о нас. Вот так это работает.

Instagram – это офигенный инструмент, потому что функция платной рекламы работает шикарно. Каждый раз, когда мы запускаем пост на продвижение к нам сразу поступают заказы.
 

Прайс


Самый разнообразный. Смотря, что заказывают. Например, мелкие заказы у нас могут стоить от 1000 тенге и так до бесконечности. Сейчас мы делаем проекты стоимостью в несколько миллионов тенге.

Заказы мы готовим абсолютно из любых материалов. У нас нет ограничений. Если заказчик хочет проект из камня, то мы сделаем из камня. Все зависит от кармана и пожеланий заказчика. Можно сделать дешево или дорого, но в обоих случаях это будет выглядеть офигительно.

- Заказчики сами все выбирают и задают параметры?

К нам приходят люди, которые на 70% понимают, что они хотят. Стараемся не брать такие заказы, когда человек не знает, чего хочет. Всегда говорим клиентам, чтобы они подумали и пришли с конкретными предложениями. Нас всего тут работает 4-5 человек и у нас нет времени думать за заказчика.
 

Копирование и нестандартность


У нас все заказы необычные. Начиная от двухметровых молотков, заканчивая огромным замком для принцессы. Назвать эти вещи «обычными» язык не поворачивается. Чем мы отличаемся от других более успешных и крупных компаний? Тем, что люди приходят к нам за нестандартными вещами. Мы можем назвать себя мастерской нестандартных вещей, которые за пределами понимания обычных производственных компаний.

Сейчас работаем над полицейской будкой 1962 года. Это точная копия «ТАРДИС» из сериала «Доктор Кто». Мы делаем ее по оригинальным чертежам, которые BBC выложила в сеть. В 1962 году в Лондоне стояли такие будки, откуда можно было вызвать полицию.

Мы не берем деньги за образ, а берем деньги за свою работу. Мы не продаем, грубо говоря, костюм Дарта Вейдера, а продаем свою работу. Это не копирование. В чеке у нас не пробивается костюм Дарта Вейдера, а пробиваются «услуги художника». У нас есть замечательный аппарат, который выполняет кучу мелкой работы. Когда готовим заказ, то сначала производим маленький прототип, а потом уже саму полноразмерную модель.
 

Косплей и работники мастерской


С косплеями выходит двояко. Из-за того, что я являюсь организатором косплей-фестиваля, костюмы, которые создаются здесь, не могут участвовать в конкурсе. Мы сидим в жюри и не можем оценивать свою собственную работу. Существует негласное правило, что если человек хочет участвовать в конкурсе, то в мастерской можно создавать только мелкие штучки для костюма, например, бластер и меч.

- У вас в мастерской работает 4 человека?

Бывает, что работников больше, а бывает, что меньше. Объем заказов, который к нам поступает, мы пока успеваем готовить. У нас в коллективе есть абсолютно разные люди со своим нравом и характером, но наша общая идея - творить и создавать что-то из ничего. Василий (работник мастерской - прим. ред.) может найти по дороге старый ящик от овощей и сделать из этого винтажную шкатулку. Бывает, что вещи, которые люди просто выбрасывают, мы находим и преображаем.
 

Первые доходы и планы на будущее


У нас появился доход с первого же месяца. Для всех было удивительно, что в первый месяц открытия нам уже понадобился первый сотрудник. Изначально планировалось, что это будет мое рабочее пространство, где я буду что-то мастерить. Как пещера у Бэтмена или обычный гараж, в котором также можно бухать, например. Потом оказалось, что наше хобби достаточно востребовано.

- Во сколько вам обошлось оборудование и первоначальное вложение?

Это коммерческая тайна. Среднестатистический учитель Казахстана должен два года ничего не кушать и не платить ни за что, а только откладывать, чтобы открыть такую мастерскую. Один из станков, например, стоит порядка миллиона тенге. Хобби затратно. Можно собирать марки или значки, но рано или поздно хобби начнет жрать огромное количество денег. Если ты занимаешься чем-то серьезным, то ты должен быть готов тратить на это  деньги.

- Какие у вас планы?

У нас постоянно что-то добавляется или отваливается. У нас не весь процесс проходит в мастерской, это скорее плацдарм и подготовка заказа. Иногда бывает, что работники ошибаются в чертежах, такие моменты вызывают сложности, но все они решаемы. Мы постоянно расширяемся и не стоим на месте.