Элизабет Турсынбаева родилась 14 февраля 2000 года в Москве. Отец Элизабет родом из Казахстана, а мама — из Кыргызстана. Девушка тренировалась у тренера высшей категории и заслуженного тренера России Этери Георгиевны Тутберидзе. Элизабет — серебряный призёр чемпионата мира 2019.

Также она — первая взрослая фигуристка в истории, исполнившая четверной прыжок (сальхов) на официальных соревнованиях. Элизабет рассказала о первых тренерах, триумфе на чемпионате мира, переломных моментах и развитии фигурного катания в Казахстане.


— Расскажите побольше о вашем опыте работы в Москве.

Я родилась в Москве и прожила большую часть своей жизни здесь. Это мой родной город. Начала кататься и сделала свои первые шаги на льду в российской школе, а если точнее — в ЭШВСМ «Москвич».  Меня сначала не хотели брать, там очень жёсткий отбор, но всё же взяли в качестве «приложения», так как мой брат уже тренировался там.

Я очень люблю своего первого тренера — Ирину Борисовну Страхову. Она — настоящий профессионал, очень открытая: всегда говорит правду в лицо. Она дала мне хорошую базу.  Я её в последний раз видела в 2018 году. Надеюсь, у неё все хорошо.

После «Москвича» какое-то время я тренировалась в ЦСКА у Светланы Владимировны Соколовской, я её тоже очень люблю. Когда мы с ней пересекались на соревнованиях, то отлично общались.

После ЦСКА я перешла в «Хрустальный» к Этери Георгиевне. Было страшновато перед первой тренировкой, но меня сразу взяли. У меня ещё долго холодок по коже пробегал, когда я её видела, хотя так до сих пор и происходит.

Первое время было тяжело на тренировках и непривычно от такой большой нагрузки. Но уже меньше чем через год я выучила все тройные с каскадами и вовсю разучивала тройной аксель. Этери Георгиевна поставила мне очень классные программы в том сезоне, я всё ещё обожаю короткую программу под Эдварда Грига «В пещере горного короля» и произвольную под музыку из сериала «Великолепный век». 

— Насколько тяжело было уходить от Этери Георгиевны Тутберидзе спустя полтора года совместной работы?

Когда я пришла к Этери Георгиевне в 2012 году, она не тренировала иностранцев, а я представляла Казахстан. Этери Георгиевна предложила мне выступать за Россию, так как, наверное, увидела во мне потенциал.

Я тренировалась у неё полтора года, и за это время многому научилась: выиграла первенство Москвы, вошла в пятёрку лучших на первенстве России, попала в сборную Москвы и России.

Когда я приблизилась к тому возрасту, когда нужно было выходить на главные международные старты (гран-при, юниорский чемпионат мира), на семейном совете решили, что я буду представлять на мировой арене Казахстан. Я могла выступать за Россию, ведь у меня были все шансы: на тот момент там никто не пробовал ультра си, а я разучивала. Я была очень маленькой, что было идеально для многооборотных прыжков. Думаю, Этери Георгиевна это понимала, поэтому и предложила мне учить их и верила в меня. 

Когда я приезжала на месяц  в 2017 году в группу Тутберидзе, я уже прыгала четверной, хотя девочки ещё только разучивали эти элементы. Но так получилось, что прыгнула на соревнованиях я его только в 2019.  Не хватало «пинка» от Этери Георгиевны, наверное. Хотя сезон 2017- 2018  в общем был не самым лучшим для меня из-за травм. 

Переход в 2013 дался мне очень тяжело. Я помню, как часто мне снилась Этери Георгиевна, как бы странно это ни звучало. На подсознательном уровне мне не хотелось покидать эту группу, за полтора года я сроднилась с ними и мне нравилось там. 

— Почему вы решили уехать именно в Канаду в 2013 году и с какими вы столкнулись сложностями при переезде?

Брайан Орсер на тот момент был тренером Юны Ким — олимпийской чемпионки, поэтому мы решили, что это было наилучшим вариантом для меня. Переезд был трудным, мы очень долго ждали визу, где-то полгода.

До этого момента я тренировалась в торговых центрах на массовых катаниях.

Со мной рядом всегда находилась мама, возила по разным каткам (мы постоянно искали места, где поменьше народу, а в Москве все катки всегда забиты битком).

В спортивном комплексе в Коммунарке, где я в основном тренировалась, массовые катания начинались в шесть-семь утра. Мы жили далеко от этого комплекса, поэтому выезжали из дома в пять утра. Я готовилась к очень важным стартам, а у меня не было тех необходимых условий, которые нужны профессиональному спортсмену. На моём первом гран-при в Минске я заняла второе место — это было большим достижением для меня после всего пройденного. Визу мне дали только после всех гран-при.

В Канаду я приехала практически с нулевым знанием английского, поэтому контактировать с моим новым тренером было нелегко. Несмотря на все сложности, опыт в Канаде был бесценным, а Брайан — отличный тренер, недаром он считается одним из лучших.

— Ваш прокат на чемпионате мира 2019 был феноменальным. Это было действительно историческое событие. Расскажите о нём и о том, как вы себя чувствовали.

Я была безумно счастлива, так как весь мой многолетний труд и труд моих родителей наконец-то принесли плоды. Люди видят только выступление, но не подозревают сколько всего стоит за этим.

 

 

Я долго шла к этой победе над собой. Думаю, только благодаря тому, что я единственная среди женщин, кто исполнил четверной на том чемпионате мира, мне удалось попасть в призеры. Без четверного шансов у меня не было, даже если бы я исполнила чисто все те же элементы, что и другие девочки.

Этот прыжок стал моим билетом на пьедестал.

И конечно же, у меня ничего бы не получилось без Этери Георгиевны и всего тренерского штаба Тутберидзе. Они раскрыли меня как спортсменку, соединили все мои сильные стороны, дали мне подготовку, которой мне не хватало. Научили меня верить в себя. Благодаря умно выстроенной системе тренировок, я впервые почувствовала ту уверенность на соревнованиях, которая и помогла мне выступить так, как я выступила.

— Что вы говорите себе перед прокатом на соревнованиях? Есть ли какая-нибудь особая традиция?

Нет никакой традиции, я не ношу с собой талисманы. Я не суеверный человек. На самом деле, как ты готов к старту, как отработал на тренировках, так ты и выступишь. Мягкие игрушки и слова не помогут, если не работать на тренировках.

— Отличается ли участие на Олимпиаде от участия на чемпионатах мира и Европы?

Конечно, Олимпиада — это особенное событие. Дети с детства мечтают на неё попасть. Хотя для меня все старты были одинаково важны, будь то Олимпиада или просто международное соревнование, я всегда старалась готовиться по максимуму.

— Бывали ли моменты, когда вам хотелось уйти из спорта?

Да, когда начались проблемы со спиной. Это случилось в августе 2019 года. Не знаю, как это произошло. Всё это было неожиданно для меня, ведь я строила большие планы на тот сезон. Началось всё с незначительных болей, а нарастали они с быстрой скоростью, в течение недели.

Как я только не лечила её, перепробовала всё на свете. Когда уже ничего не помогало, обратилась к немецкому врачу. Он поставил диагноз — стрессовый перелом, и сказал, что мне нужен год перерыва для полного восстановления. Мы сошлись на том, что я дам покой спине на полгода. У меня уже просто не было выхода. 

Мне ставили много диагнозов, один из них — синдром Бертолотти. Насколько я знаю, это довольно редкая аномалия, а симптомы начинают проявляться только после определенного возраста. Через полгода я не почувствовала никаких улучшений, и тогда у меня начали появляться мысли о завершении. 

Задумываясь о своём будущем, я решила начать готовиться к поступлению в один из престижнейших вузов России — МГИМО. Я поняла, что если ситуация с травмой не изменится, я должна буду как-то двигаться дальше. Через девять месяцев почувствовала какое-то облегчение и вернулась к тренировкам. На тот момент я уже поступила в МГИМО, поэтому мне пришлось совмещать тренировки с учёбой. 

Восстановление проходило тяжело и медленно. Я долго себя подводила к первым прыжкам, так как во время перерыва даже на месте не подпрыгивала. Я абсолютно забыла это ощущение в воздухе во время прыжка, моя крутка и вестибулярный аппарат оставляли желать лучшего. К сожалению, до конца я так и не восстановила свою спину. 

— Насколько сильно отличается фигурное катание в Канаде и России от Казахстана?

Не будем углубляться в фигурное катание в Канаде, там вообще другая система и менталитет.

В России этот вид спорта существует уже очень давно, в Казахстане же он зародился относительно недавно. У нас не так много спортсменов, выезжающих на международные старты, а тем более занимающих места на пьедестале. В России фигурное катание на данный момент очень популяризировано: все главные соревнования показывают по телевизору, а события широко освещаются в СМИ, соответственно, появляется все больше фанатов, что не может не радовать.

В Казахстане же больше прославлены летние виды спорта, они и доступнее. Но наш народ всё больше начинает проявлять интерес к фигурному катанию. Думаю, мы движемся в правильном направлении.

Элизабет Турсынбаева
— Как часто вы приезжаете в Казахстан?

Не так часто, как хотелось бы. Где-то два раза в год.

— Что вы делаете в первую очередь, когда приезжаете в Казахстан?

Встречаюсь со своими друзьями и знакомыми, с которыми очень долго не виделась. Хотя не всегда хватает времени, так как я приезжаю на короткий срок.

— Хотелось бы узнать побольше о вашем круге общения: состоит ли он в основном из спортсменов?

В основном да, но не весь мой круг общения — спортсмены. За последний год я познакомилась со многими интересными личностями, которые не имеют ничего общего с профессиональным спортом. В какой-то степени с ними даже интереснее общаться, наверное, потому что иногда хочется поговорить о чём-то, кроме фигурного катания.

— Кем видите себя через несколько лет? Будет ли будущее связано с фигурным катанием или чем-то другим?

Очень сложно предугадать, но думаю, что моё будущее будет связано с фигурным катанием, я почти всю жизнь посвятила ему. От такого нелегко просто отойти и заниматься чем-то другим. Хотелось бы развивать этот прекрасный вид спорта в Казахстане. Например, мы ежегодно проводим турнир на мои призы в Кызылорде. В этом году участвовало 285 спортсменов. Для детей это была большая радость, так как из-за COVID-19 соревнования было тяжело проводить. Но несмотря на сложности, турнир прошёл хорошо. Сейчас я в Кызылорде помогаю детям и делюсь своим опытом. 


Читайте также: 

Какими будут минимальные зарплаты и пенсии казахстанцев в 2022 году?

Как сильно Казахстан зависит от импортных продуктов?

В Казахстане не снижается уровень смертности. Что это значит?


Читай нас в  Инстаграм и Телеграм