Для начала вы должны понимать, что я прожила шесть лет в казгушных общежитиях и все время живу в хостелах во время путешествий за границей. Удивить меня какими-то бытовыми несовершенствами почти невозможно, поэтому сам хостел и порядки в нем не произвели на меня большого впечатления, тем более хостел был приличный.


Я выбирала хостел не так уж долго. Была возможность провести четыре ночи в хостеле за 3 380 тенге, но я не рискнула. Выбрала хостел в центре города, довольно свежий и с террасой на крыше, чтобы общаться с другими постояльцами.

Четыре ночи в хостеле обошлись мне в десять тысяч тенге.

Хостел находится недалеко от парка им. 28 гвардейцев-панфиловцев. Как оказалось, этот дом принадлежит семье. Хозяйка появлялась по вечерам, подшивала на старой швейной машинке наволочки и гладила белье. Ее 15-летний сын следил за порядком в хостеле по вечерам, открывал постояльцам ночью дверь и выпивал с одноклассниками в отсутствие матери.

В моей комнате стояли три двухъярусные кровати и шесть прикроватных тумб под замок. На этаже две самые обычные ванные комнаты и как минимум пять комнат для разного количества людей. Кухня находилась внизу, там же комната со стиральной машиной, которой я так и не пользовалась (стирка стоит 500 тенге, что по зарубежным меркам — копейки, но не по моим).

кухня

Кухня

У стафа я узнала, много ли в хостеле казахстанцев. Оказалось, что в моей комнате есть девушка из Шымкента. Местных парней, кроме стафа, не было.

Честно говоря, первые часы была безумно рада тому, что живу в хостеле. И дело не в том, что у него хорошее расположение (всегда хотела жить в центре города), а в том, что я ощутила себя в путешествии. Снова эти бэкпэкеры, безумные велосипеды у хостела, щетинистые или длинноволосые европейцы, которые ходят в биркенштоках и ботинках летом.

велосипед

Велосипед парня из Великобритании

После заселения мое пребывание в хостеле ограничилось тем, что я приходила туда ночевать (как и полагается любому путешественнику), но мне удалось поговорить с некоторыми ребятами из хостела.


Три француза

На крыше сидели трое: двое мужчин и девушка. Я решила размять свой французский и познакомилась. Двое из них путешествовали вместе и ехали из столицы. Августина и Максим — смешанная пара моушн-дизайнеров — рассказали о том, почему они хотят остаться работать в Казахстане. Это может прозвучать как проплаченная статья, но это правда.

Оказалось, что быть фрилансерами во Франции не совсем сладко. Там самозанятые люди отдают 25% прибыли в качестве налогов, а если они открывают studio, то отдают чуть больше 40%.

Чтобы снимать жилье им нужно предоставить арендодателю что-то вроде справки с работы для подтверждения своих доходов, поэтому этой паре приходится врать арендодателям и фотошопить липовые справки.

Августина также рассказала о том, что, как девушка, она испытывает давление со стороны общества во Франции. Во Франции, Карл! Разве эта страна не считается одной из наиболее феминистских? Говорит, что, надев короткую юбку, может получить неоднозначные взгляды со стороны мужчин, а если переедет одна в чужой город — неодобрение со стороны общества. По ее словам, в нашем обществе люди гораздо сдержаннее и поэтому ей комфортно. К слову, родители Августины приняли ислам и какое-то время их семья даже жила в Ливане.

Второй парень был похож на клоуна-маньяка и я не смогла запомнить его имя. Он работает в женевском отеле, а живет на территории Франции. Об этой тенденции я уже слышала: некоторые жители приграничных районов Швейцарии делают покупки на территории Франции и даже снимают там жилье, но при этом работают у себя в стране. Все потому что уровень заработка в Швейцарии выше, но жить там дорого.


Канадец

Он представился как ПиСи и сказал мне, что нашел нечто схожее с его взглядами в тенгрианстве. Он приехал, чтобы увидеть степи, лошадей, кочевников, но не нашел всего этого. Кто-то из местных сказал ему, что дух номадов можно найти в Монголии. Парень сказал, что приедет в Казахстан еще раз. Я пыталась вспомнить что-нибудь о тенгрианстве и рассказала про богиню Умай. ПиСи знал о ней, но развить беседу так и не получилось, потому что мои знания в этом ограничиваются словами «Тенгри» и «Умай».


Новозеландец

Он был не особо общительный, но спросил, сколько примерно стоит лошадь. В памяти всплыла цифра 200 тысяч тенге (потом я узнала, что лошади стоят около 300-400 тысяч). Оказалось, что ребята хотят купить лошадь. Я уж было подумала, что для бешпармака, но они рассказали о своем желании обскакать Казахстан. Когда упомянула, что у моего отца есть несколько лошадей, то они добавили меня в друзья на Facebook. Так я нашла потенциальных покупателей и мне кажется, что они не шутили.

гостевая

Chilling room

Француженка из Монреаля

Осеан работает учительницей начальных классов и через шесть месяцев планирует получить вид на жительство в Канаде. Они с ПиСи заключили брачный договор — ПАКС, и живут в Монреале. Сначала мы поговорили о миграции в Канаду, а затем о геноциде и надменных французах. Когда спросила о том, правда ли в Квебеке очень ревностно относятся к французскому языку, девушка дала положительный ответ. Оказывается, где-то в Канаде есть небольшая группа людей, которая разговаривает на французском прошлого и позапрошлого века!


Так пролетели четыре ночи в хостеле. Мне было стыдно из-за того, что я мало знаю о тенгрианстве и показалось странным, что кому-то казахстанское общество кажется комфортнее европейского. Было стремно признаваться, что в стране почти нет диалектов, так как большая часть населения пользуется русским в качестве основного языка (посмотрите на этот текст). Но оказаться в хостеле было здорово. Я нашла для себя самый дешевый способ путешествовать без отъездов.